ПРЕЗЕНТАЦИЯ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЖ: Проведение пресс-конференций, круглых столов, деловых встреч, организация вечеров, концертов

Проведение пресс-конференций, круглых столов, деловых встреч, организация вечеров, концертов

iriva64@mail.ru


В Доме журналиста 24 октября известный журналист и писатель, а также востоковед и военный переводчик Андрей Константинов беседовал с председателем Союза журналистов СПб и ЛО, директором Дома журналиста Людмилой Фомичевой о Ближнем Востоке и его многочисленных проблемах. Почему важно понимать, что такое ислам? Зачем Россия пошла в Сирию? Чего ожидать от Турции и Саудовской Аравии? Эти и многие другие сложные темы Андрей Константинов смог донести до слушателей просто, доступно и увлекательно, тем самым во многом «открыв глаза» на то, что же происходит совсем рядом с нами.

Ислам

«В исламе достаточно много направлений. Пророк Мухаммед, когда умирал, сказал, что ислам разделится на 75 частей. В итоге этих направлений оказалось даже больше. И все это вещи не просто сложные, но и оказывающие влияние на современную политику, как внешнюю, так и внутреннюю.

Зачем нам в Питере, хотя бы на самом простом бытовом уровне в этом во всем немножко разбираться? У нас пятимиллионный (официально) город, в котором есть не очень большая постоянная диаспора мусульман. В основном, это татары, но есть и представители других народов, которые живут здесь несколькими поколениями. Но у нас в городе на сегодняшний день примерно миллион мусульман. Это не местные 50 тысяч, допустим, питерских татар, которые в своем бытовом поведении мало чем отличаются от остальных. Это миллион так называемых гастарбайтеров: примерно 300 тысяч таджиков, 600-650 тысяч узбеков, плюс другие представители бывших советских республик. Это чтобы было понятно, о чем мы говорим. Прописаны-не прописаны, но они здесь живут, работают, и мы должны с ними взаимодействовать. Невозможно взаимодействовать нормально, если ты их не знаешь, если ты их боишься, если ты их презираешь или презираешь и боишься одновременно, это самое худшее, что может быть. Для того чтобы нормально взаимодействовать, нужно что-то знать. Если вы возьмете практически любого чиновника и спросите: «Сколько жен может быть у мусульманина?», он вспомнит «Белое солнце пустыни» и начнет перечислять: Зухра, Лейла, Гюльчатай и насчитает 12 штук. И страшно удивится, узнав, что всего 4 жены разрешено. Это человек с высшим образованием, человек, который во власти. Ситуация – она не просто плохая, а абсолютно дикая, нетерпимая и в достаточной степени опасная. При этом в полиции и ФСБ шутят, что самые защищенные сейчас телефоны – это те, по которым друг с другом два узбека разговаривают. Почему? Перехватить этот телефон можно, а кто будет переводить? Специалистов с узбекским языком, которые были бы не узбеки по происхождению, очень мало. Это тяжелое наследие еще советских времен. В середине 50-х годов было уничтожено внутреннее востоковедение У нас же братская семья народов, зачем изучать узбекский язык, чеченский язык. В результате, когда началась первая чеченская война, военная разведка и ФСБ столкнулись с тем, что они практически не могут вести агентурную работу. Как ты ее будешь вести, если не знаешь самого основного – языка?»

Политика Запада

«Уровень политического востоковедческого консультирования во многих западных странах на сегодняшний день, и слава тебе господи, что это так, хотя они из-за этого творят дикие вещи, еще хуже, чем у нас. Если у нас есть абсолютное непонимание и незнание многих вопросов, которые нужно знать, то там ситуация еще хуже по интересной причине. Там же неглупые люди живут, не глупее нас. Почему же было совершено такое множество ошибок, которые привели в последнее время к уничтожению практически всех светских режимов на Ближнем Востоке? Причем режимов, достаточно лояльных к Западу.

У них востоковедение к сегодняшнему дню на 90 % – это люди оттуда. Они как рассуждали: «У нас есть американский мальчик, он по происхождению сириец, но он американский гражданин, сюда приехал еще его дедушка. Он прекрасно говорит по-английски, закончил престижный университет, но он носитель языка. Его не нужно учить. Он свободно читает и разговаривает на языке своих предков. Он будет замечательным американским востоковедом, который даст нужную в нужное время политическую консультацию». Но есть один нюанс, который и нам не нужно забывать, когда мы говорим о качестве таких консультаций, если берем человека из среды. Как оказались эти люди в Америке? Почему они эмигрировали со своей родины? Какой клан они представляют? Был ли этот клан враждебен тому клану, который у власти? Как правило, был, и получается политическая заряженность, ангажированность. Эти люди семьями вырабатывали ненависть к тем, из-за кого они покинули родину. И эта ненависть передается по наследству. И в такой ситуации очень высок соблазн попытаться вернуться на родину своих предков на штыках новой родины. Я думаю, этот фактор сыграл очень существенную роль за последние лет 15. Иначе очень трудно объяснить такое количество ошибок, которое наши западные партнеры наделали, в том числе, просто в ущерб себе».

Сирия

«Зачем мы полезли в Сирию? На Ближнем Востоке в результате множества факторов, включая ошибки наших западных партнеров, когда одна ошибка влекла за собой другую, сложилась очень плохая ситуация. Результат для нас хуже, чем для Америки. Для нас, для Европы это все очень близко. И мы можем получить через это пылающую Среднюю Азию и настоящую полномасштабную войну. Поэтому мы пошли в Сирию, пытаясь купировать эту проблему.

Кто такой «мясник из Дамаска», которого мы защищаем и почему? Он алавит. Алавиты – это такая необычная исламская секта, которую сунниты, например, не считают мусульманами. Алавиты занимают промежуточное положение между христианами и мусульманами-шиитами. Сирия всегда была страной, в которой жило много различных народов и народностей, можно сказать, «всякой твари по паре». И она была страной веротерпимости. Дамаск – это город, где девушки еще совсем недавно ходили в юбках выше колена. Сирия была абсолютно светская страна. И Асад – абсолютно светский человек. Он в Рождество идет поздравлять сирийских христиан в церковь и монастырь. Он празднует Новый год. Чтобы было понятно, мы пошли в Сирию защищать тех, кто празднует Новый год, против тех, кто за празднование Нового года наказывает плетьми. Выкуришь сигарету – высекут плетьми. Поиграешь в шахматы – высекут плетьми. Почему же таких людей поддерживает Запад? Почему нам долго говорили, что надо уничтожить Асада, так же, как Каддафи и других. Тут надо сразу оговориться. С Каддафи я был знаком лично. Ливия никогда не будет жить так богато, как при нем. Но он, без сомнений, был диктатором. На Востоке либо ты диктатор, либо тебя достаточно быстро убьют. Проблема Асада заключалась в том, что он очень не хотел быть диктатором. И он был близок к уничтожению. Полагаю, если бы не вмешательство Российской Федерации, ему оставалось 2-3 недели.

Я могу сказать честно, я не ожидал, что операция будет развиваться настолько успешно. Уровень потерь за 2 года абсолютно минимальный. На сегодняшний день правительство Асада контролирует почти 90% процентов территории страны, и надо учитывать, что часть территории – горные и пустынные районы, их никто не контролирует. Мы научились наконец-то не гуманитарные миссии проводить на Ближнем Востоке, а пытаться видеть свой интерес. И вести сложную, иногда циничную политику. Наш интерес на сегодняшний день – не позволить, чтобы Ближний Восток перекраивался руками тех, кто враждебно относится к нашей стране, против наших экономических, политических и военных интересов. Пока это у нас получается. И в направлениях военных и в военно-дипломатических операциях мы продемонстрировали все очень убедительно».

Курдистан

«Что такое Курдистан и иракский референдум за независимость? Про Каталонию более-менее всем понятно, а про Курдистан никому не понятно. Курды – это древний восточный народ, наверное, самый крупный народ, не имеющий своего государства и своей территории. В одной Турции проживает примерно 12 миллионов курдов, одна пятая населения страны. И до недавнего времени им самим было запрещено называть себя курдами. Было велено называться горными турками. Хотя их язык совершенно не похож на турецкий. Курды компактно проживают в Турции, Сирии, Ираке и Иране. Их под 60 миллионов всех вместе. Они хотят свое государство, и уже последние шаги, чтобы это государство появилось, сделаны. Что это означает? Это означает перекроение всей карты Ближнего Востока, потому что они хотят взять часть территорий Турции, Сирии, Ирака и Ирана. Откуда появились возможности у курдов через сотни лет своей борьбы попытаться прийти к успеху? Спасибо американским друзьям. Когда они входили в Ирак, первое что они сделали, дали оружие курдам, потому что курды традиционно были противниками Саддама и Центральной власти.

Турки тогда открыли от удивления рот: «Как же так, мы же ваши союзники по блоку НАТО, они же повернут это оружие против нас». Американцы сказали: «Ничего, разберетесь». И получился замечательный коктейль. Курды – люди мужественные, смелые, борющиеся за свою независимость, а все имеют право бороться за независимость. Вот только против лидеры тех стран, где они борются, они имеют на это свой особый взгляд. И не только они. Лидеры европейских стран государств в ужасе понимают, что это и их может коснуться. Ведь это создает прецеденты. Но если Курдистан будет провозглашен, то на кого он будет ориентироваться? На Россию или США. За это сейчас и идет очень серьезная борьба, потому что именно это определит будущий рисунок событий. Нефть по сравнению с этим – это копейки, слезы».

Турция

«У нас с Турцией должны быть нормальные прагматичные отношения. И меньше слюнявых эмоций. Сейчас ситуация для этого благоприятная.

Парадоксальная ситуация: Турция полностью встроена в экономику Евросоюза, трудно представить, как порвать эту связь. Но союзники по НАТО ведут себя по отношению к Турции и лично к Эрдогану, как он считает, нехорошо. С курдами непонятно что делать. Фактически, на востоке страны идет война, и курды американским оружием воюют против турецких солдат и полицейских. Нам надо эту ситуацию просто использовать себе в выгоду по части экономики. Но это не означает, что всем нужно радостно ехать на турецкие курорты. Я бы никому не рекомендовал в ближайшее время Турцию посещать. Там много проблем может быть. На самих этих курортах вы больше всего видите вовсе не турков, а турецких курдов. Была целая программа по примирению курдов, и, чтобы они не стреляли в горах, их выводили в курортную зону и давали работу. Сейчас все эти люди наэлектризованы, и, мне кажется, приезжать отдыхать в воюющую страну – это своеобразный выбор. В Турции очень напряженная ситуация. Они говорят, что все полностью безопасно, но что еще им говорить? Потери туристического сектора за последние два года катастрофические».

Саудовская Аравия

«На Востоке очень уважают силу. И в Саудовской Аравии сделали очень правильные выводы по нашей операции в Сирии. Саудиты проиграли все. Они вложили безумные деньги в свержение Асада. И получили, как говорят, «в концовке хрен да лука мешок и новые хлопоты». И, как всегда на Востоке, они сказали: «Понятно, основной наш союзник Америка, но видно, что русские тоже достойные люди. Давайте с вами будем как-то отношения развивать». Отношения у нас и так были нормальные, в том смысле, что практически никаких, никто ни во что особо не вмешивается. При этом в России, в отличие от Западной Европы, кампаний типа «дайте, наконец, женщинам водительские права» не проводят. В Европе это все периодически устраивают, и людей в Саудовской Аравии это задевает (под людьми они только мужчин имеют в виду). В России с большим уважением относятся к людям с другим менталитетом, не торопятся осуждать, так почему бы не съездить к русскому президенту? Но из вороха бумаг, что там подписывали, большинство просто бумажки. Ничего основательного, может быть, что-то коснется чуть-чуть военного бизнеса и обычного бизнеса немножко».

Фото - Дмитрий Фомичев