Работая над альбомом «Неизвестная блокада», я старался, насколько это возможно, обозначить авторство всех снимков, вошедших в альбом, и, конечно, найти хоть самые минимальные сведения о фотографах.

Михаил Антонович Мицкевич

Работая над альбомом «Неизвестная блокада», я старался, насколько это возможно, обозначить авторство всех снимков, вошедших в альбом, и, конечно, найти хоть самые минимальные сведения о фотографах.

Это оказалось весьма непростой задачей. Хотя со многими из фотомастеров я был лично знаком, а с некоторыми довелось работать и даже дружить, самые элементарные факты биографий спустя годы после их смерти приходилось собирать по крупицам. Тем не менее мне удалось составить краткие справки о жизни и деятельности более двадцати питерских фоторепортеров – летописцев ленинградской блокады.

Однако оказались в этом списке и досадные пробелы: у некоторых лишь обозначены годы жизни, другим повезло еще меньше. Например, к моменту завершения работы уже над третьим изданием альбома я так ничего и не знал о судьбе М. Мицкевича, возле имени которого значилось «никаких сведений о нем установить не удалось».

Но вот однажды раздается телефонный звонок, и после нескольких теплых слов в адрес недавно увиденного альбома я узнаю, что, оказывается, жива жена фотографа, которая очень огорчена тем, что в альбоме ничего не сказано про М. Мицкевича. Из дальнейшей беседы выяснилось, что звонившая – Людмила Багрянская, дочь Людмилы Александровны Багрянской (в девичестве – Федоровой, затем Мицкевич), жены Михаила Антоновича Мицкевича.

Младшая Багрянская рассказала немного о судьбе фотографа, я попросил ее написать краткую биографическую справку о нем, что она вскоре и сделала. А потом мы встретились.

Прежде всего она сообщила даты жизни Михаила Антоновича: родился он 15.09.1896 во Львове, а умер 20.08.1958 в Ленинграде. Рассказала и о первых годах его жизни, о которых знала по немногим оставшимся документам и по рассказам матери. Цитирую написанную ею справку:

«Михаил Антонович Мицкевич родился 15 сентября 1896 года во Львове в польской семье. Родная его мать умерла во время родов, и мальчика воспитала мать приёмная, которую он обожал. Его отец, как врач-хирург, был призван в русскую армию во время первой мировой войны, где и погиб. После его смерти приёмная мать с сестрёнкой уехала на свою родину, во Францию, в Париж.

Сам Михаил выбрал службу в молодой Красной армии. Блестящее знание польского языка, который был для него родным, и знание местности, где он вырос, позволили ему стать «особистом» в одной из частей армии Котовского. Однажды во время такой разведоперации его чуть не убили. В армии же проявились его художественные способности, и он был отправлен учиться в Киев (в частности, его учителем в Киевской Академии художеств в 1925 г. был профессор Селезнев).

Дата на сохранившемся перовом рисунке «По дороге в Ленинград» – 18 сентября 1926 г., – позволяет предположить, что именно в это время М. А. приехал из Киева в Ленинград и продолжил учёбу уже в Ленинградской Академии Художеств. Его другом с тех времён и на всю жизнь стал Лев Израилевич Коростышевский, будущий художник-график, тоже приехавший в Ленинград из Киева. Немалую роль в переезде двух художников сыграли националистические настроения на Украине того времени.

В какой-то момент Михаил Антонович пересёкся с Казимиром Малевичем – брал у него уроки (или посещал его занятия), и в дальнейшем считал Малевича своим учителем, хотя непосредственно от супрематизма был далёк. Так, в живописных работах М. А. 1929-30-х гг. чувствуется влияние Сезанна. Творческая манера, близкая к импрессионистам, Сезанну и дивизионистам, сохранилась и впоследствии, когда М. А. Мицкевич занимался живописью «для себя». Переделаться в художника-соцреалиста, как того требовало время, М. А. не смог и «ушёл» в фотографию, тем более что к тому времени ему надо было обеспечивать семью (в 1932 г. у него родился сын Андрей).

Возможно, этот переход в другую профессию был постепенным. Так, в конце 30-х гг. М. А. печатался и как график в периодических изданиях».

В это же время фотографии Мицкевича появляются на страницах периодики. Более того, ряд его снимков экспонируется на знаменитой Ленинградской фотовыставке 1936 года, по материалам которой в 1938 году в издательстве «Искусство» был выпущен фотоальбом «Мастера фотографии». Это единственное довоенное издание по фотоискусству, куда также вошли работы Мицкевича. Участвует он и во Второй выставке ленинградской фотографии (1940).

Во время Великой Отечественной войны Михаил Антонович работает в газете «Ленинградская правда». Награждён медалями «За оборону Ленинграда» (1944 г.), «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (1946 г.).

Некую детективность событиям, описанным в справке, придает история о пропаже блокадного архива фотографа. Дело в том, что основной массив сохранившихся фотографий той поры состоит из снимков репортеров фотохроники Ленинградского отделения ТАСС (ЛенТАСС). По существовавшим в советское время правилам организации, перечисленные в инструкции, регулирующей правила документооборота (кажется, он обозначался в ней как «список А»), были обязаны по истечении определенного срока сдавать на государственное хранение все фотографии, сделанные сотрудниками этих учреждений. Таким образом, после войны все фотоматериалы ЛенТАСС оказались в Ленинградском архиве кинофотофонодокументов (ныне Центральный Государственный архив фотодокументов С.-Петербурга (ЦГАКФФД).

Четвертая выставка, 1946 год, ЦПКиО. Экспозиция М. Мицкевича

Фотографы, работавшие в газетах, и сами газеты не были включены в этот список и их архивы хранились на руках. Некоторые материалы сами авторы сдавали или продавали в разные архивы и музеи, чьи-то коллекции оказывались там стараниями их родственников уже после смерти фотографов. Так, например, фотографии Трахтенберга, одного из самых известных блокадных репортеров, частично были сданы им самим, другие же оказались в архиве уже после его кончины. Этим тогда занимался Ю. А. Гальперин, мне также пришлось принимать в этом некоторое участие.

По воспоминаниям его жены, большая часть негативов периода 1941 – 1945 годов была отдана сотрудникам НКВД по их требованиям уже в 1956-58 годах. Вот тут у меня возникают сомнения. Если бы речь шла о конце сороковых или начале пятидесятых – тут могли бы быть основания для изъятия снимков. Во время и сразу после пресловутого «ленинградского дела» могли изымать негативы с целью уничтожения изображений репрессированных партработников и прочих проходящих по «делу» персонажей. Более того, из рассказов очевидцев событий я знаю случаи, когда некоторые напуганные репрессиями фоторепортеры самостоятельно уничтожали материалы, на которых были запечатлены люди или события, связанные с этими событиями.

Но в середине пятидесятых, уже после смерти Сталина? Тут что-то не срастается!

Более того, снимки Мицкевича, которые вошли в альбом «Неизвестная блокада», были получены мною именно в ЦГАКФФД. Тогда как они туда попали?

Словом, тут есть над чем поработать исследователям.

Но вернемся к биографической справке, составленной Л. Багрянской: «После войны Михаил Антонович как член Худфонда работал по договорам, в частности, с Домом Санпросвещения и с Ленинградской Филармонией. Интересовался он и киносъёмкой, в 1953 г. снимал в Доме Учёных один из медицинских фильмов. Вместе со своим другом И. З. Капеляном составлял альбом «Ленинград», сотрудничал с художником-графиком Б. Б. Ивановым.

Сотрудничество с Филармонией было особенно тесным, так как М. А. был ценителем музыки и участвовал в создании выпусков филармонической газеты «Слушатель». В начале 1950-х гг. дружба с постоянным корреспондентом этой газеты, молодой женщиной, тоже большой любительницей музыки (Л. А. Федоровой – В.Н.), перерастает в более серьёзное чувство. К тому времени первый брак с бывшей натурщицей окончательно распался, и в середине 50-х М. А. смог начать счастливую семейную жизнь. К сожалению, она оказалась недолгой – 20 августа 1958 г. Михаил Мицкевич умер от обострения хронического заболевания в больнице, после операции. Похоронен на Богословском кладбище (на пересечении Главной аллеи и аллеи Героев)».

Сохранилось некоторое количество работ М. А. Мицкевича послевоенного периода, которые однозначно позволяют говорить о нем как об очень интересном фотографе. Особенно это относится к его работе в Филармонии. На его снимках запечатлены выдающиеся музыканты, дирижеры и композиторы. Это, безусловно, работы отличного фотографа, – к сожалению, прочно забытого. И мне очень хочется познакомить с ними всех, кому интересна история нашего города.


Фотоработы Михаила Мицкевича

К.И. Зандерлинг Е.А.Мравинский, июнь 1947 года Евгений Мравинский и Дмитрий Шостакович


Художник В. Серов Исаак Дунаевский


Ленинград. Кировский мост


Невский проспект, конец 1940-х годов Ленинград, 1944 г.


Мокрый снег Велосипедисты


В детской консультации, 1946 год Петергоф, довоенное фото


Великий Новгород. Руины. После войны Фоторабота М.Мицкевича, представленная на Ленинградской выставка фотоискусства, 1937 год


Жатва. Довоенное фото

Фотоработы Михаила Мицкевича



Владимир Никитин
Фото из архива семьи фотографа