23.05.2014 17:57

Памяти товарища и журналиста


Методично, по несколько раз в день я набирал то домашний, то мобильный телефон Ивана Федоровича Селиванова. Хотел поздравить то с Первомаем нынешнего, 2014 года, то со старым, более привычным Днем печати, то с праздником Победы. Но телефоны молчали. И только после 9 мая вечером трубку снял сын Василий и сказал, что Ивана Федоровича уже нет. Что скончался он в середине апреля, немного не дотянув до своего 80-летия. Что сыновья похоронили Ивана Федоровича на Северном кладбище рядом с ушедшей несколько лет назад женой…

От этого известия перехватило дыхание. Подумалось, где же принятые в таких случаях некрологи? А потом пришло на ум: может, так и хотел Иван Федорович – не обременять своей кончиной других? Человек исключительно скромный, он всегда старался никому не навязывать себя без дела. И при этом это был журналист поистине с большой буквы. Селиванов мог разговорить кого угодно, от простого механизатора до министра, получить нужную ему для статьи информацию…

С Селивановым я познакомился осенью 1978 года, когда пришел работать в отдел сельского хозяйства «Ленинградской правды». В кабинете, где сидел Иван Федорович, оказался свободным стол, и зав. отделом Николай Григорьевич Елисеев временно посадил меня за него, под надзор старшего коллеги. Не знаю почему, но все прошедшие с тех пор 36 лет мы с Иваном Федоровичем называли друг друга по имени-отчеству. Я – потому что Селиванов все-таки на четырнадцать лет был старше, а он – потому что так, по имени-отчеству, называл большинство окружавших его людей. Невысокий, в очках с толстенными стеклами, он выглядел внешне мягким, но обладал каким-то строгим внутренним стержнем, никогда не допускал в своем общении с другими запанибратства.

Иван Селиванов в ЗАО Племзавод «Рапти». Фото Сергея Грицкова

К моему приходу в «Ленинградскую правду» Селиванов был уже старожилом редакции, уважаемым сотрудником. Именно ему Андрей Константинович Варсобин, главный редактор, чаще всего поручал написание самых ответственных проблемных материалов. Эти статьи И.Ф. Селиванова читались и широко обсуждались и руководителями совхозов, и рядовыми тружениками сельского хозяйства Ленинградской области. Однажды мы вместе с ним пришли на какое-то большое региональное совещание, и мне тогда показалось, что Селиванова знают практически все – от авторитетного руководителя отрасли, секретаря Ленинградского обкома КПСС по сельскому хозяйству Рудольфа Эдуардовича Прауста, академиков-аграриев до бригадиров передовых животноводческих и полеводческих коллективов области.

В 70-е – начале 80-х годов сельское хозяйство Ленинградской области было такой же важной отраслью экономики, как и оборонная промышленность. Отличительной особенностью аграрного сектора была тесная связь сельхозпроизводства с научно-исследовательскими институтами. Например, в знаменитых на всю страну своими высокими надоями молока хозяйствах Ленинградского объединения племенных совхозов действовали опорные пункты, лаборатории ведущего в отрасли Всесоюзного НИИ животноводства, которые вели селекционную работу с молочным стадом. Тема контактов аграрной науки с производством и была, пожалуй, определяющей в журналистском творчестве И.Ф. Селиванова.

Лет пять мы работали вместе с Иваном Федоровичем в сельхозотделе «Ленинградской правды». Бесконечные командировки по области, редакционные летучки, планерки, дежурства, «отдельские» и «межотдельские» (в первую очередь с отделом промышленности) посиделки... Суматошное и вместе с тем звонкое, радостное время... Но все хорошее, как известно, быстро кончается.

Ивана Федоровича пригласили на работу в редакцию всесоюзной газеты «Сельская жизнь» собственным корреспондентом по Ленинградской области. Меня же перевели, как сейчас говорят, на государственную службу, где я ряд лет работал с тем же Р.Э. Праустом и постоянно встречался с Иваном Федоровичем Селивановым. Наблюдая за ним, пришел к выводу, что хлеб собственного корреспондента центральной газеты, пожалуй, более тяжкий, чем сотрудников, работающих в редакции. Руководство далеко, его новые замыслы доходят до мест с задержкой. В этих условиях трудно не расслабиться или не писать «в корзину», необходимо обладать высочайшей самодисциплиной и самоответственностью. Иван Федорович был именно таким журналистом. Его статьи, корреспонденции, интервью, заметки появлялись в «Сельской жизни» чуть ли не через номер.

Ну а потом восьмидесятые годы наклонились в сторону девяностых. Опорные пункты научных институтов в совхозах области были ликвидированы, поголовье сельскохозяйственных животных сокращалось, поля зарастали. В «Ленинградской правде» исчезли за ненадобностью отдел сельского хозяйства, а потом и отдел промышленности… Прекрасному руководителю и умелому организатору аграрной отрасли Р.Э. Праусту нашлось лишь скромное местечко заведующего лабораторией в структуре сельскохозяйственной академии в соседней Псковской области. Все изменилось, другой стала страна. Многие журналисты сменили профиль – ушли в рекламу, PR, таблоиды. И лишь Иван Федорович Селиванов продолжал верно служить избранной много лет назад журналистской теме – сельскому хозяйству. Даже в условиях всеобщего развала он находил и своими публикациями в «Сельской жизни» поддерживал, буквально пестовал все светлое и положительное, что встречал в тяжелейшей работе аграриев Ленинградской области. И так два с лишним десятка лет. И даже в последние годы, когда тяжелое заболевание глаз уже не позволяло Ивану Федоровичу писать материалы, он не прекращал живо интересоваться новостями и событиями в сельском хозяйстве Ленинградской области.

И теперь, вспоминая Ивана Федоровича, могу сказать только одно: мне очень повезло, что я не просто с ним вместе работал и мог наблюдать его в постоянном творческом и журналистском поиске. Он был моим другом и товарищем…

Светлая память тебе, дорогой Иван Федорович, замечательный журналист, душевный, отзывчивый, сердечный человек.

Юрий Иванов,
корреспондент отдела сельского хозяйства
«Ленинградской правды»
в 1978 – 1983 годах