Мостов Анатолий Генрихович (1932 – 2012)Биография Анатолия Генриховича Мостова нестандартна: он житель блокадного Ленинграда, окончил Военно-инженерное училище, затем филфак ЛГУ им. А.А. Жданова. Подполковник в отставке. Член Союзов – журналистов и писателей Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Автор пяти книг и соавтор ряда сборников. С 1988 по 2004 год работал директором, тренером СДЮШОР по боксу ФСО профсоюзов «Россия». Судья всесоюзной категории по боксу, международный арбитр по боксу сават. Награждён медалями «В память 250-летия Ленинграда», «За воинскую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», «За ратную доблесть», «За усердие в службе», «В память 300-летия Санкт-Петербурга», знаками «Жителю блокадного Ленинграда», «Отличник физической культуры и спорта», «Л».

11 апреля 2012 года спортивные журналисты тепло поздравили Анатолия Генриховича с 80-летием. А спустя семь месяцев, 17 ноября, нашего коллеги и друга не стало – подкосила тяжёлая болезнь.

В канун своего 80-летия Анатолий Генрихович беседовал с корреспондентом газеты «Пенальти» и рассказал о своём жизненном, спортивном и журналистском пути.



«Гадалка предсказала мне быть военным, журналистом и спортсменом»

– Бокс – спорт моего сердца. На ринге в опасных ситуациях человек виден как на ладони. И этим всё сказано. В юности гадалка предсказала мне быть военным, журналистом и спортсменом. Две первые «карты» вселяли надежды: из «мелкашки» в тире я бил без промаха, в школе литераторша хвалила мои сочинении. А вот спорт… Как у многих мальчишек блокадного детства, моё здоровье барахлило. Особо досаждала ангина, она вызвала порок сердца. До восьмого класса мне запрещалась физкультура. Значит, все предсказания – нуль? Изгоем быть не хотелось.

Хилый, но отважный

Толчком к «восстанию духа» послужил зарубежный фильм «Восьмой раунд» о хилом, но отважном пареньке, ставшим чемпионом мира по боксу. Я стащил в школьном медпункте бланк с печатью и вписал свою фамилию: здоров. Уловка удалась. В зале «Спартака» во Дворце культуры промкооперации тренер многих известных боксёров Николай Николаевич Кужин отметил мою худобу, длинные руки, ноги, реакцию и хмыкнул: попробуем. Он был очень строг к новичкам, все старались. Через месяц устроил «открытый ринг». После «молотилки» большинство ребят в зал не вернулись. Кто остался, получил майку с буквой «С» в красном ромбе, кожаные «боксёрки» и перчатки. Началась серьёзная работа. Первые пять боев я выиграл по очкам «одной левой». Потом прорезался удар справа. Синяки и распухший нос повергли мать в ужас. Она пришла в секцию, но Ник Ник успокоил: после разминки померил при ней моё давление, дал потрогать пульс – норма. Угостил мать чаем с конфетами, похвалил сына. Через год я выиграл первенство «Спартака» среди новичков и третьеразрядников. Стал призёром города среди юношей. Медики не понимали, что со мной, но уроки физкультуры теперь я посещал на равных со всеми.

При поступлении в Ленинградское военно-инженерное училище уже имел второй взрослый разряд. Врачи дружно вынесли вердикт: годен. Курсантом втянулся в жёсткий режим, закалился в марш-бросках по «полной боевой», полевых учениях, строительных работах, прыжках с парашютом, физической подготовке. В свободное время ходил в Спортклуб армии к Василию Матвеевичу Крутову. Стал призёром спартакиады военных училищ гарнизона, выполнил первый разряд.

Нештатный военкор

Закончив учёбу, лейтенантом служил в Московском военном округе. Досуг в воинской части был отдан спорту: играл в футбол, волейбол, хоккей, бегал на лыжах, коньках. Боксировал до 27 лет, провёл 69 боев. Как спортивный инструктор по боксу стал «играющим тренером» солдатской команды, успешно выступавшей в районе, области, военном округе. Как-то командир поручил мне написать об этом в загорскую газету «Вперёд». Так я стал её нештатным военкором. Оттуда получил характеристику для вступительных экзаменов на заочный журфак МГУ. После демобилизации в 1961 году вернулся в Ленинград: работал на заводе «Красная заря», учился в университете, тренировал боксёров в школе-интернате спортивного профиля № 62, клубе «Ребята Выборгской стороны», судил состязания. Потом снова был призван на службу в газету «Защитник Родины» внутренних войск. Словом, сбылись пророчества цыганки. Именно благодаря боксу, который вернул мне здоровье.

Директор спортшколы

Потом я стал директором профсоюзной спортшколы по боксу. К этому времени я уже был в армейском запасе. В военной печати отвечал за боевую подготовку, ключевым звеном которой являются прикладные виды спорта, бокс в том числе. Был плотно связан с горспорткомитетом, федерацией. За новое дело взялся с интересом. Оно оказалось непростым. В 1988 году завершилось объединение спортклубов предприятий и учреждений, которым после приватизации и «разбаланса» хозяйства было уже не до здоровья и отдыха трудящихся. Так под крышей СДЮШОР собрались 22 тренера «Спартака», «Локомотива», «Зенита», «Труда», СКИФа, ряда вузов. Для сохранения кадров это было благом, а с другой стороны… Резко сократилась конкуренция – нам противостояли только боксёры «Динамо», СКА, «Юности России» и Минпроса. В ДФСО профсоюзов вчерашние соперники в одночасье оказались союзниками. Предстояло их собрать в единую команду, что было непросто. Это удалось сделать в сжатые сроки, и профсоюзные боксёры надолго захватили лидерство в городе.

Мне повезло быть рядом с большими наставниками молодёжи. Заслуженный тренер РСФСР, редкий фанат и профессионал Борис Хесин за годы работы в подвальных залах «Спартака» подготовил десятки мастеров ринга. Среди них воспитанный с малых лет Владислав Антонов – трёхкратный чемпион и обладатель Кубка СССР, двукратный чемпион мира, победитель Кубков мира в Турции и США, Игр Доброй воли-1994, чемпион Европы среди профессионалов. Тренер и ученик имели «колючий» характер, но единство цели сглаживало противоречия.

Труден тренерский хлеб

В спортивной школе понял, насколько труден тренерский хлеб. Редким талантом педагога обладал двукратный победитель и финалист чемпионатов СССР Виктор Алексеевич Васин. Его биография – легенда. 12-летним мальчишкой он был кровельщиком в блокадном Ленинграде, с 1943-го воевал минёром-торпедистом на тральщике Балтфлота. В спортзале «Ринг» дети его обожали: он умел ходить по залу на руках, ударом срывал с крюка мешки, проводил весёлые разминки и тренировки. Его фраза: «В боксе неучи не нужны» вернула за парты многих двоечников. За тридцать лет в подростковом боксе Виктор Васин подготовил 20 мастеров спорта и 200 кандидатов в мастера. Он любил заниматься с детьми, и они отвечали ему тем же.

Умели выводить ребят в чемпионы другие наши тренеры. Мастер спорта Семён Арш, к примеру, стал «вторым отцом» Василию Кирилову: приняв его в секцию десятилетним, тренер привёл парня к всесоюзным и международным высотам. Успешно готовили мастеров Игорь Трофимов, Олег Субботин, Александр Чуйко, Владимир Труфанов...

У любого воспитателя есть амбиции и своя высшая планка. Призванием тренеров Святослава Ранцева, Бориса Алексеева, Анатолия Щербины была подготовка юношеского резерва. А вот выдающийся боец, чемпион страны, призёр чемпионатов СССР и Европы Иван Панфилович Соболев признавался, что ему обучать боксу детей в тягость. «Дайте мне десяток крепких разрядников – я сделаю из них мастеров», – говорил он. Увы, регламент спортшколы оплачивал тренерский труд исходя из нагрузки в 30-40 учеников. И большой чемпион Соболев честно отрабатывал свой хлеб.

Горечь потерь

Я стремился воздать должное всем наставникам, ибо первый «эшелон» не имеет будущего без резервов. За шестнадцать лет работы в профсоюзном боксе познал радость больших побед и горечь потерь. Переход спортивных школ на хозрасчёт, утрата тренировочных баз, падение клубной конкуренции снизили уровень любительского бокса, его популярность. Многие спортсмены и тренеры подались в коммерческие структуры, но это уже совсем другая история.

Как журналист, я пытался повлиять на ситуацию. Старался увязать спортивный и духовный рост молодёжи с «погодой» внутри тандема «тренер-ученик». Убеждён, успех в спорте зависит от взаимодействия на основе уважения, доверия, увлечённости. Примеров полно. Известный тренер Валентин Скотников помог юному Андрею Руденко преодолеть тяжёлую травму позвоночника, и тот стал нокаутёром на больших аренах. Мастер спорта Борис Хорькин принял в секцию 17-летнего новичка-детдомовца Максима Нестеренко, который стал лидером любительского ринга, а затем чемпионом Европы и мира среди профессионалов, образцовым многодетным семьянином и, между прочим, окончил журфак Госуниверситета.

Мостов Анатолий Генрихович

Чужой среди своих

В семидесятые годы по разным причинам произошёл разрыв спортивной преемственности «юноши-молодёжь-взрослые». Был нарушен алгоритм развития боксёрской жизни города – мастера ринга не могли рассчитывать на замену. Итог – десятое место сборной на V Спартакиаде народов СССР. Я поделился печалью с заведующим отделом спорта газеты «Смена» Юрием Коршаком, и тот включил боксёрскую тему в пятилетний план редакции. Карт-бланш позволил мне вникать в проблемы секций, спортклубов и обществ, освещать передовой опыт, анализировать итоги соревнований всех уровней. Помогало знание бокса изнутри – я был членом президиума коллегии судей, арбитром крупных турниров. За критику меня называли «чужим среди своих». Помню эффект статьи «Не стих бы ветер надежд» об успехе тяжеловеса Вячеслава Яковлева на чемпионате Европы на фоне местных неудач. Перепечатанная «Советским спортом» статья обсуждалась на федерации и вызвала у некоторых негодование вплоть до угроз. Выручила поддержка главного тренера Станислава Степанова, его заместителя Юрия Копача и международного судьи Николая Ловелиуса. А решающим стало мнение заведующего кафедрой единоборства ГДОИФКа им. П.Ф. Лесгафта Станислава Белоусова: «Корреспондента не ругать надо, ребята, а благодарить за правду», – сказал он прилюдно моим оппонентам. Его предсмертные слова были весомы.

Словом, общие труды не были напрасны. Со временем «звёзды» Невского края вновь засветились на боксёрском небосклоне. Тогда хвалили роль газеты «Смена». Мой скромный вклад горспорткомитет дважды отмечал почётным знаком «Л».

К сожалению, кризисную ситуацию до конца переломить не удалось. «Девятым валом» сборной Ленинграда стал бронзовый успех на Х Спартакиаде народов СССР 1991 года, достигнутый, кстати, боксёрами ДФСО профсоюзов. Затем наступил «тайм-аут» длиной в двадцать лет.

Природа не терпит пустоты

Большие неудачи огорчают. Как директор СДЮШОР я делал всё для поддержания имиджа школы. Издал книгу «Вес хрустальной перчатки» о боксёре Яковлеве, рассказывал в прессе об успехах боксёров-любителей, которых было немного. Что дальше? Природа не терпит пустоты. Конкуренцию спортивным госструктурам составили коммерческие фирмы, внедрявшие «экзотику». В конце восьмидесятых у нас легализовали профессиональный бокс. Его лидером стала Межрегиональная федерация и Ассоциация боксёров-профессионалов Петербурга под руководством международного арбитра ВБС Важи Микаэляна и председателя ФСО профсоюзов «Россия» Леонида Шиянова. Вчерашние боксёры-любители, получив шанс продлить карьеру за деньги, быстро вошли в мировую элиту. Статистика подтверждает – за пять лет среди 15 российских боксёров международного уровня в рейтинге ВБС ровно дюжина представляла питерскую школу. Мне повезло быть свидетелем той поры и освещать успехи наших профи в печати. Горжусь, что первым взял интервью у Николая Валуева для журнала «Адмиралтейство». Мои материалы о чемпионах Европы и мира Максиме Нестеренко, Романе Кармазине, Александре Ягупове, Дмитрии Кириллове, других публиковали газеты «Невское время», «Петербург спортивный и туристский», «Пенальти», «Санкт-Петербургские ведомости», журналы «Гонг», «Ринг».

Криминогенная опасность стимулировала молодёжь осваивать самозащиту в секциях кик-боксинга. Центром его развития стал спортклуб «Светлана», руководимый мастером ринга и подводного плавания Александром Ягуновым. Он ежемесячно проводил состязания в переполненном зале, куда приходили «болеть» компаниями, семьями. Александр Ягунов был инициатором проведения чемпионатов города и России по кик-боксингу, матчевых встреч Ленинград – Москва. Эстафету ветерана приняли его ученики Дмитрий Логуненко и Леонид Ильченко, Виктор Затков, Александр Касаткин, сделавшие районные клубы «Норд», «Русь», «Легион», «Петробоксинг» местом спортивного и духовного роста подростков на основе кик-боксинга. Как я мог не писать об этом популярном единоборстве?

Подлинную сенсацию произвело появление таэквондо (ИТФ). Президент общества «Торнадо» Михаил Шмелев придал этой северокорейской борьбе массовый характер. Её визитной карточкой стал международный турнир «Кубок Петра Великого» в Петербурге, где получали закалку наши будущие чемпионы. Освещая состязания по таэквондо, вновь приходил к выводу: для рождения звезды необходимы талант спортсмена, мудрость наставника и полноценные условия для тренажа.

Профессия и спорт слились для меня воедино. Я любил спорт и хотел быть полезным: вникал в процессы тренажа, изучал спортивные правила, постигал психологию, интересы, характеры людей, стоял за правду. Такой подход к делу ценили. Кроме бокса, мне доверяли судить турниры по кик-боксингу, боевому дзюдо, тайскому боксу, каратэ. Это увлекало.

Похожая история произошла с французским боксом сават. («Сават» в переводе – поношенный башмак, в которых некогда дрались матросы Марселя.) Возглавляя СДЮШОР, я был в деловом контакте с кафедрой бокса ГАФКа им. П.Ф. Лесгафта. В конце восьмидесятых сават, привезённый к нам в ХIХ веке французским чемпионом и педагогом Эрнестом Лусталло, здесь возродили. Новинку внедрил в студенческую среду инструктор Анатолий Петрушин. Древний европейский метод единоборства руками и ногами понравился молодёжи, я стал его горячим пропагандистом. Президент российской федерации сават профессор В. Таймазов доверил мне роль пресс-атташе, пригласил на международный судейский семинар. Словом, всё повторилось, но более серьёзно. Начав с арбитража первенства клубов, города и страны, я затем многократно обслуживал чемпионаты Европы и мира на рингах Франции, Италии, Югославии, России. Это были годы ярких побед питерских саватистов из СКИФа Александра Иевлева, Сергея Андрианова, Натальи Ларионовой, Сергея Бабушкина, Александра Жмакина, Дениса Дерябкина… С 1991 по 2001 год команда Россия вошла в призовую тройку среди 22 стран Международной федерации бокса сават. Горжусь, что в канун юбилея мне доверили роль главного судьи чемпионата страны.

Мостов Анатолий Генрихович

Мои учителя

Спортивная журналистика дала мне встречи с замечательными людьми: боксерами–олимпийцами Геннадием Шатковым, Валерием Попенченко, борцами Анатолием Рощиным, Виктором Новожиловым, пловцами Виталием Сорокиным, Владимиром Сальниковым, штангистом Фёдором Богдановским, биатлонистом Ринатом Сафиным. Они для меня – идеалы физической и духовной гармонии, высокой нравственности и патриотизма. Эти качества стали камертоном при подборе героев для других публикаций. Я благодарен своим учителям в журналистике: Николаю Киселёву, Юрию Коршаку, Михаилу Эстерлису, Сергею Струнину, Сергею Гаврикову, Валентину Семёнову, Станиславу Токареву, Александру Нилину и Льву Николову… Их отличало глубокое знание предмета, уважение к людям спорта, верность факту, правде жизни, отсутствие лишней патетики. Потому что они лично познали школу спортивной закалки.

Не в обиду молодым коллегам замечу, что многие из них любят не сам спорт, а себя в нём. Когда нет спортивного «стержня», журналисту остаётся уповать лишь на оригинальность. Не отсюда ли тяга к сенсациям, закулисным слухам, «негативу», «желтизне» в материале, высокомерие, менторский тон в оценке событий, плагиат, нарушение профессиональной этики? Спорту от этого вред, падает и авторитет прессы. Можно ли оправдать сказанное законами коммерции? Уверен – нельзя. Приведу слова десятикратного чемпиона мира по боксу среди профессионалов петербуржца Юрия Арбачакова: «Нас влекут не только слава и деньги – сами по себе они не дарят счастья. Слава и деньги важны, но они не вносят мир в душу, не делают жизнь полной. Конечно, мы работаем за деньги, но не ради денег. Это не игра в слова, а ключевой момент. Успех в спорте, победа – не абсолют, есть кое-что серьёзнее. Самоуважение, например, признание друзей, уверенность в себе, наконец. Словом, твоё место в нашей удивительной жизни. Я стараюсь работать обязательно ради чего-то высокого, ради счастья и здоровья людей, например. Этому учит бокс, благодаря которому каждый становится отважней и благородней».

Слова, имеющие широкий диапазон. Лучше не скажешь.

Из архива газеты «Пенальти», апрель 2012 г.

Фото Вячеслава Бухарева