Судьбой подаренная дружба

Софья Фаддеевна Виноградова-Вайнтрауб Более семнадцати лет дружила я с известной ленинградской журналисткой Софьей Фаддеевной Виноградовой (1906-1985). Встретились мы в палате хирургического отделения Военно-медицинской Академии. Мне должны были ампутировать ногу, Софье Фаддеевне тоже предстояла серьёзная операция.

Почти полгода мы провели в палате. Менялись больные, оперированные по поводу аппендицита, а несколько так называемых тяжелых больных всё не покидали палату. Перезнакомились. Вечерами, когда на кафедре оставались лишь дежурные, откровенничали, рассказывая «про свою жизнь», вспоминая смешные ситуации, даже анекдоты. Но всего охотнее слушали Фадевну, как называли старожилы палаты Софью Фаддеевну, не переставая удивляться мужеству, эрудиции и чувству юмора этой красивой седовласой женщины.

После операции Софью Фаддеевну привезли в палату, осторожненько переложили на кровать. Мы все замерли, а она вдруг как расхохочется – палата вздрогнула. А Софья Фаддеевна, отсмеявшись, рассказала:

- Меня же оперировал сам Виталий Ильич (начальник кафедры профессор Попов), - хорошо, что под местным обезболиванием. Я, лёжа на животе, слушала, как он объяснял слушателям ход операции. Потом приказал аккуратненько переложить меня на каталку, а я спрашиваю: «А найдётся ли у вас Жаботинский?»

Софья Фаддеевна была довольно полной дамой.

– Виталию Ильичу, уставшему после операции, - продолжала Софья Фаддеевна, - показалось, что я сказала что-то не то, и он остановил ребят: «Подождите, она бредит, говорит, что ей жмут ботинки, а она ведь без обуви»… Тут уж и слушатели не удержались – они-то услышали про Жаботинского. Правда, смеяться не осмелились, но про себя похихикали…

После такого рассказа и больные в палате заулыбались.

…Нам обеим повезло с врачами – мне сделали пластическую операцию и спасли ногу. Софья Фаддеевна после операции тоже чувствовала себя поздоровевшей. Вскоре мы встречались в ее скромной квартирке на улице Пестеля, рядышком со старым Домом Журналиста, что был тогда на Моховой.

Когда Софья Фаддеевна узнала, что я после работы в отделе школ и культуры областной газеты на Украине работаю корректором в Лениздате, она настояла, чтобы я вернулась в журналистику. И рекомендацию в Союз журналистов СССР мне дала.

Софья Фаддеевна много рассказывала, как в 20-е годы Петроград спасал детей от голода, отправляя их в глубинку на крестьянские хлеба. Это ещё не были пионерские лагеря и даже не скауты, просто сельчане подкармливали городских ребят, привезённых из бывшей столицы. Для петроградских деревня была необычна, интересна и запомнилась на всю жизнь.

После школы окончила, как она говорила, Государственный Институт красной журналистики, работала литературным секретарём в газете «Крестьянская правда», была знакома со многими ленинградскими журналистами.

Как-то я ей сказала, что в нашей корректорской работает Олег Вадимович Рисс. Она просто ахнула и развела руками:

- Олег Рисс – корректором?!

Рисс был, пожалуй, единственным журналистом с высшим шахматным образованием. Во время войны он был военным корреспондентом, после демобилизации работал на Ленинградском радио, потом как-то я его потеряла. У нас самих были трудности в связи с «пятым пунктом».

Всю блокаду Софья Фаддеевна работала собственным корреспондентом газеты «Труд» по Ленинграду и Ленинградской области. И среди своих медалей самой ценной считала медаль «За оборону Ленинграда». {/pullquote} В начале семидесятых эти трудности Виноградова и её муж Григорий Борисович Вайнтрауб вспоминать не любили. Григорий Борисович, военный врач, награждённый тремя боевыми орденами Красной Звезды относился к Софье Фаддеевне с трогательным вниманием и любовью. Он много рассказывал, как они познакомились, как обменивались нотами, как вместе потом играли на фортепьяно.

Пятнадцать лет Софья Фаддеевна проработала собственным корреспондентом «Труда» по Ленинграду и Ленинградской области. Война застала её на этом посту… Всю блокаду она пережила в Ленинграде, среди своих медалей самой ценной считала медаль «За оборону Ленинграда». Однажды выехала из голодного и холодного, обстреливаемого города в командировку в Свердловскую область. Рассказывала, как её поразили практически не затемнённые Свердловск и Невьянск, маленький уральский городок, трудом своим приближавший Победу.

В поезде ей встретился раненый офицер, узнавший в ней по особенностям речи ленинградку. У офицера во время блокады погибла жена, а дочь, он надеялся, могла остаться живой. Но как найти малышку?

Софья Фаддеевна пообещала попробовать найти ребёнка. Она и сама в блокаду едва не погибла. В доме, где она жила, уже не осталось живых, сама она не могла даже вставать с постели. Помощь пришла совершенно неожиданно: девушки из комсомольских противопожарных отрядов после дежурств на объектах ходили по домам, помогали тем, кто был на грани жизни и смерти. Так в комнату к Софье Фаддеевне пришла девушка Маша. Она поила обессиленную журналистку кипятком, выкупала хлеб по карточкам. Выходила Маша Софью Фаддеевну, и та продолжила работу в газете.

Поиски дочери раненого офицера возобновились после того, как спецкора «Труда» положили в гостиницу «Аврора», где ослабевших блокадников немного подкармливали и подлечивали.

Софья Фаддеевна познакомилась с замечательной девушкой Верой Щёкиной, которая искала детей в разбитых домах, в пустых квартирах возле мёртвых матерей. Найденных малышей определяла в Дом малютки. Через Веру Щёкину удалось найти дочь невьянского попутчика Софьи Фаддеевны. Они сообщили капитану адрес его дочери. В ответ получили телеграмму: «Спасибо за дочь».

Став пенсионеркой, она и не думала отрываться от любимой журналистики. Теперь она трудилась, как было принято в те годы, на общественных началах: литературным сотрудником «Невы», общественным корреспондентом газеты «Известия», читала лекции в Университете рабкоров при нашем Домжуре. {/pullquote}Об этом случае Софья Фаддеевна написала в очерке «39 Щёкиных» - столько малышей, не знающих своих фамилий, нашла Вера. Ведь всем им давали её фамилию.

Ветераны ленинградской журналистики, наверное, помнят Софью Фаддеевну Виноградову. Став пенсионеркой в 1961 году, она и не думала отрываться от любимой журналистики. Теперь она трудилась, как было принято в те годы, на общественных началах: литературным сотрудником «Невы» с начала выпуска этого журнала, общественным корреспондентом «Известий». Читала лекции в Университете рабкоров при нашем Домжуре. Последние годы работала в отделе писем «Ленинградской правды», где предложила рубрику «Читатель интересуется». Более 250 опубликованных её ответов на вопросы читателей были интересны разнообразной тематикой и лаконичностью.

В 1975 году Софью Фаддеевну и её мужа наградили медалью «ХХХ лет Победы». По этому поводу мы собрались за круглым столом – Софья Фаддеевна устроила праздничный обед. Перебирая награды Григория Борисовича и медали Софьи Фаддеевны, я удивилась – увидела две совершенно одинаковые медали.

- Каждая медаль имеет оборотную сторону, глянь-ка, - улыбнулась Софья Фаддеевна.

Действительно, на оборотной стороне одной из медалей написано «Участнику боевых действий», а на другой, такой же – «Участнику трудового фронта». И ещё нашлись две «параллельные медали»: «Наше дело правое, мы победили», а у Софьи Фаддеевны на оборотной стороне - «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.»

В 1968 году в Лениздате вышла книга «Ленинградки». Составителем её и автором была Софья Фаддеевна Виноградова. Здесь были собраны очерки и воспоминания о замечательных женщинах нашего города. Журналист Виноградова и сама была истинной ленинградкой.

В 1974 году вышла коллективная хроникально-документальная повесть «Ленин в Смольном», составителем которой был Борис Абрамович Фельд. Среди авторов - Д. А. Гранин, Д. А. Лазуркина, С. Ф. Виноградова…

Софья Фаддеевна подарила мне обе эти книги, они хранятся в моей небольшой библиотеке и останутся детям и внукам как свидетельство истории - такой, какой она была.

Как взяла Фадевна надо мной шефство, когда меня принесли на носилках в палату и положили рядом с ней, так и осталась она для меня главным человеком в нашем городе, моей журналистской мамой, и я любила её всем своим благодарным сердцем.

Как бы ни было трудно мне передвигаться на костылях и в инвалидной коляске, я, с помощью мужа, ухаживаю за могилой Софьи Фаддеевны Виноградовой-Вайнтрауб и её мужа Григория Борисовича, что на Казанском кладбище в городе Пушкине.

Память об этих замечательных людях не угаснет во мне и будет жить в моих детях и внуках.

Клара Аникина