Слово об ушедшем друге

Владимир Федорович ТуркинКончалась последняя военная зима. Год 1944-й. И позади страшные дни блокады.

Подросшие мальчишки из артиллерийской спецшколы в Оренбуржье были уже курсантами, и каждый хотел успеть на фронт. Поэтому учились военному делу истово, серьезно слушая побывавших в боях, полежавших в госпиталях преподавателей. И закалялись, умывались снегом, делали марш-броски с полной выкладкой, ходили в лыжные походы.

И однажды той зимой «сотня юных бойцов», надев казённые лыжи, завязав на макушке шнурки ушанок, рванулась одолеть десятикилометровый кросс.

Вскоре, как водится, плотная масса лыжников поредела, шли уже небольшими группками, то обгоняя тех, кто послабее, то отставая от более сильных.

И только от самого старта и до финиша шли впереди два тоненьких курсантика, у которых лыжи словно сами летели.

Вот и финиш. Разгорячённые, с прилипшими ко лбу волосами, которые тут же на ветру становились седыми от инея, они ждут, пока приползёт последний лыжник-неудачник.

Долго в казарме вспоминали этот кросс, подтрунивали друг над другом. И только самому признанному балагуру как-то не очень хотелось шутить. Устал, что ли? – удивлялись друзья. Через несколько дней все пришло в норму, и опять вокруг Владимира Туркина слышался здоровый смех друзей.

Ранней весной у курсантов стрельбы – теперь уже не холостыми снарядами, а настоящими, боевыми.

На полигоне Владимир с другом подхватил тяжеленный снаряд, чтоб забить его в пушку, и не донёс, закашлялся. И вдруг увидел ошалелые глаза друга – кровь на снегу…

Очнулся на госпитальной койке. Вокруг озабоченные врачи. И тут не мог не пошутить: «А покойному было девятнадцать лет…»

– Ты что, друг?! Какой же ты покойник? Вот еще шутник!..

И началась война за жизнь. Трудная. С отступлениями и воспоминаниями о лыжном походе, с прорывами вперед – к здоровью.

Мастерство медиков, сила воли и молодость победили…

…А потом стал артиллерийский курсант рядовым журналистского братства, которому был верен до конца.

Более сорока лет к славной статистике спортивных достижений лесгафтовцев имела прямое отношение институтская газета, куда писали студенты, преподаватели, профессора, руководители кафедр и лабораторий – все, кого собрал вокруг себя замечательный человек, бессменный редактор «Лесгафтовца» Владимир Туркин.{/pullquote}Более сорока лет руководил Владимир Туркин редакцией газеты Государственной Академии физической культуры имени П.Ф.Лесгафта, известнейшего старейшего вуза нашего города. Несколько поколений спортсменов, а среди них были и чемпионы, и победители мировых первенств – все были замечены газетой «Лесгафтовец», руководимой Владимиром Федоровичем Туркиным.

О некоторых своих друзьях-спортсменах он написал в книге «Родина в бой позвала». «Строки о дорогих мне людях, заново подаривших всем нам жизнь», – говорил Владимир про эту книгу, рассказывающую о студентах, ушедших прямо из институтских аудиторий на фронт Великой Отечественной.

Он был автором и соавтором многих книг о российских футболистах, гимнастах, пловцах. Издавал и свои, по большей части юмористические, книжки. Неожиданные и увлекательные сюжеты его рассказов, прекрасная русская речь, украшенная тонким, умным юмором – вот что всегда отличало Туркина-писателя.

Более сорока лет к славной статистике спортивных достижений лесгафтовцев имела прямое отношение институтская газета, куда писали студенты, преподаватели, профессора, руководители кафедр и лабораторий – все, кого собрал вокруг себя замечательный человек, бессменный редактор «Лесгафтовца» Владимир Туркин.

Интересная, имеющая богатый авторский коллектив газета спортивного вуза была любимым детищем журналиста Туркина

За верность спорту, деятельное участие в его развитии, за журналистскую поддержку спортсменов Владимиру Федоровичу Туркину было присвоено высокое звание Заслуженного работника физической культуры Российской Федерации.

О нем очень трудно писать в прошедшем времени: столько было в нем жизни, мужества, юмора… Он долго болел, причиной этому были блокада и война, и всегда была рядом верный друг и заботливая жена Виктория Дмитриевна, были друзья.

Весной этого года его не стало, а мы, пока живы, будем помнить о нем.