Валентин Горшков, журналист и поэт

Валентин Сергеевич ГоршковТак получилось, что моя жизнь в течение почти полувека была тесно связана с Ленинградским – Петербургским радио. Литературный сотрудник газеты «Телевидение. Радио», я, естественно, часто бывал в легендарном Доме на Итальянской (ранее – улице Ракова) и имел счастливую возможность познакомиться с работавшими в нем интересными людьми.

О наиболее крупных творческих личностях питерского эфира обстоятельно рассказывается в недавно изданной трилогии Льва Мархасёва. Но и этих томов не хватило патриарху нашего радио, чтобы напомнить обо всех, кто оставил заметный след в радиолетописи культурной столицы.

Одним из ярких журналистов старшего поколения, которых я хорошо знал, с кем общался и дружил, был Валентин Горшков. Родился он в 1934 году на Дальнем Востоке, но его детские и юношеские годы прошли в Ленинграде. Учился Валя на отделении журналистики филфака Ленинградского университета. И я впервые увидел его в начале пятидесятых годов в факультетских коридорах. Это был плечистый паренек среднего роста. Озорная косая челка придавала ему лихой, независимый вид. По факультету ходили слухи о бесшабашных поступках Горшкова. То он плавал на льдине по Большой Неве, то прогуливался по строящемуся тоннелю метро от станции «Кировский завод» до «Автово», откуда его извлекла милиция.

А я знал, что Валя пишет стихи и дружит со своим однокурсником Ильей Фоняковым. Часто их можно было встретить вместе, оба занимались в университетском литературном объединении, которое вел недавний фронтовик поэт Леонид Иванович Хаустов. Участниками ЛИТО были Владислав Шошин, Феликс Нафтульев, Юрий Голубенский, Юрий Рябинин...

В 1957 году, по окончании университета, Горшков был направлен в газету «Крымский комсомолец», в которой работал три года. Вернувшись в родной город, устроился слесарем на Кировский завод и сотрудничал в многотиражной газете «Кировец». В ее редакции он познакомился с рабочим этого же предприятия Николаем Рубцовым, которому со временем было суждено стать выдающимся поэтом.

Они вместе посещали литобъединение «Нарвская застава», которое вел Николай Новоселов. Рубцов часто бывал в семье Горшковых, здесь нередко звучала его гитара. Оба писали стихи, влюблялись, их на годы связала настоящая мужская дружба. Потом Рубцов уехал в Москву учиться в Литературном институте. Его поэтическая звезда разгоралась. А Валентина пригласили в штат Ленинградского радио.

Став радиожурналистом, Горшков не прекратил писать стихи, иногда публиковался в местных и центральных журналах. В 1964 году вышел первый сборник его стихотворений «Окраина». Однако журналистская круговерть поглощала много времени и сил.

Горшков вел на городском радио еженедельный журнал «Рабочая жизнь». Программа рассказывала о тружениках питерских предприятий. Валина редакция в то время располагалась во флигеле Дома радио, на первом этаже, далеко от высокого начальства. Помещение чем-то напоминало штаб действующей воинской части. То и дело приходили штатные и нештатные журналисты: Юрий Горинов, Анатолий Зайцев, Борис Баранов и другие молодые энергичные ребята, приносили статьи и заметки о заводской жизни. Информация шла потоком: Ленинград был крупнейшим промышленным центром, на одном только Кировском заводе трудилось сорок тысяч человек.

Валентин давал новые задания своей корреспондентской команде, правил статьи и информации, делая это тщательно, с присущим ему литературным блеском. Он и сам записывал репортажи, вел прямой эфир, приглашая в студию самых разных людей: рабочих, инженеров, ученых, писателей. В редакции радиожурнала «Рабочая жизнь», этой своеобразной мужской республике, умели здорово работать, весело отдыхать.

Позже Валентин успешно вел ряд лет программу «Исповедь шестидесятых», не боялся делать передачи на острые нравственные и общественно-политические темы, чему способствовала тогда так называемая хрущевская оттепель. Однажды гостем студии стал известный в городе бунтарь Михаил Шпитальный. Предоставить ему слово было рискованно, но Горшков всегда отличался смелостью. Что касается Михаила Шпитального (кстати, моего одноклассника), то недавно он, больной старик, сгорел в своем доме, в одной из деревень Новгородской области…

В 1986 году Лениздат выпустил в свет стотысячным тиражом документально-художественную повесть Валентина Горшкова «Мы – дети Земли», посвященную Юрию Гагарину. Дело в том, что дед первого в мире космонавта – Тимофей Матвеевич Матвеев – был рабочим Путиловского завода. В своей книге Горшков опубликовал интереснейшие сведения о предках космонавта, о его матери, с которой журналист встречался не раз.

В 1996 году вышел в свет сборник стихов Горшкова «Белой ночью». В нем отразился весь Валентин, поэт и человек: умный, добрый, любящий родину. В книге щедро представлены лирика, публицистика и юмор. Выход этого сборника стал для поэта, его родных и друзей большим радостным событием.

Но в целом это было «лихое», как сейчас говорят, время. Петербургское радио перестраивалось, резко сокращались его штаты, увольнение грозило и Горшкову. В городе подняли головы хулиганы и бандиты, нападениям подвергались и журналисты. Однажды пришлось защищаться и Вале Горшкову. Он постоял за себя, однако был вынужден лечь в больницу, ему пришлось дважды делать операцию. 4 мая 1997 года Валентин Сергеевич скончался.

Он подарил мне все свои книги, с автографами. На повести «Мы – дети Земли» Валя начертал экспромт, в частности, гласящий:

…Я за то России благодарен,
Что на ней – особая печать.
Ломоносов, Пушкин и Гагарин –
Так теперь истории звучать.


В последней книге Горшкова есть заключительный раздел, в который вошли его короткие стихи. Вот некоторые из них.

* * *

Россия, Русь, с неяркой и
неброской,
Пронзающею душу красотой.
Ты кажешься мне тоненькой
березкой,
Где я листок, от солнца золотой.



* * *

В жизни можно все начать
сначала,
Избегая всяких передряг.
– Я ушла, – любимая сказала,
А сама еще стоит в дверях.


* * *

Не люблю, когда в бою
Получаю взбучку,
И когда крадут мою
Пишущую ручку.



* * *

Не мальчишка – скорее на деда
Стал похож я в свои пятьдесят.
Ну, а свистнут на улице где-то,
Оглянусь – не меня ли свистят?



Похоронен Валентин Горшков на родной ему Нарвской заставе, на Красненьком кладбище. Сюда приходят те, кто помнит и любит этого замечательного человека. 4 июня этого года ему исполнилось бы 75 лет…