Иллюстрированные журналы и фотожурналистикаИллюстрированный журнал как особый специфический тип печатной продукции появился в сороковых годах ХIХ века. Родоначальником этого типа изданий стал «The Illustrated London News», первый номер которого увидел свет 14 мая 1842 года. Ему суждена была долгая жизнь – он выходил почти 130 лет и прекратил свое существование лишь в 1971 году.



Сегодня всё чаще приходится слышать неутешительные прогнозы о дальнейшей судьбе печатных СМИ вообще и иллюстрированных журналов в частности. Рискуя выглядеть ретроградом или же немотивированным оптимистом, хотел бы сказать: «Не верьте!»

Вспомните, как хоронили театр, когда кино всё активнее заявляло о себе, как на какое-то время, когда появились видеомагнитофоны и видеоплееры, в кинотеатрах по всей стране разместились вещевые ярмарки, как опасались за судьбу фотографии в эпоху популярности портативных видеокамер.

И что мы видим? Театр живет, на приличные или просто модные спектакли по-прежнему не попасть, по всей стране появляются новые кинозалы с долби-звуком и 3D-изображением, а популярность фотографии в мире сегодня такая, какой не было за всё время её существования.

Да, многие печатные СМИ разворачивают свои электронные версии в Интернете или перебираются в него целиком. Процесс этот неизбежен – оперативность информации в Интернете куда выше. Но аналитика, комментарии всё равно остаются читаемыми в печатных версиях изданий. А качественная фотожурналистика в хорошем иллюстрированном издании разве может сравниться с галереями в сетевых СМИ? Зритель пролистывает их и редко что запоминает.

Картинка должна лежать перед глазами, чтобы в любой момент можно было вернуться к ней, рассмотреть её внимательно, порой увидеть нечто попавшее в кадр вне желания фотографа, по-новому «прочитать» заключенное в снимке сообщение.

А если это хорошее издание, и над созданием фотоочерка, фоторепортажа или фотосерии работали настоящие профессионалы – классный фоторепортер, грамотные и опытные бильдредактор и дизайнер, а материал сопровожден к тому же адекватным текстом, то результатом их труда является полноценное визуальное произведение, которое во многом превосходит любой другой способ подачи информации. Словом, иллюстрированные издания далеко не изжили себя.

Мы публикуем статью, в которой рассказывается об истории взаимоотношений фотографии и иллюстрированной периодики, об эволюции фотожурналистики и о той роли, которую сыграли в этом журналы.




Случилось так, что одновременно, а точнее, несколько ранее появления нового типа издания, было обнародовано весьма заметное изобретение – фотография. 7 января 1839 года на заседании парижской Академии наук физик и астроном Луи-Франсуа Араго «представил собранию новый процесс воспроизведения изображений, получаемых чисто «механическим» путем в приборе, похожем на приспособление, известное как «камера-обскура». Он сообщил, что полученные изображения отличаются, несмотря на отсутствие красок, «такой четкой проработанностью деталей, которая вряд ли по силам самому искусному рисовальщику». Араго предложил ходатайствовать перед французским государством о приобретении у изобретателя, Жака Луи Манде Дагера, права на его детище, названное им дагеротипией. Это был процесс получения изображения на металлической пластинке, покрытой солями серебра. Изображение было зеркальным, существовало в единственном экземпляре и его невозможно было тиражировать. Надо сказать, что Дагер не был первопроходцем в этом начинании. Ранее этими проблемами занимался его соотечественник Нисефор Ньепс, у которого Дагер получил массу сведений, позволивших успешно завершить исследования предшественника. Независимо от двух французов свой оригинальный способ двуступенчатого процесса в том же 1839 году запатентовал англичанин Фокс Тальбот.

The Illustrated London NewsНадо сказать, что практически одновременно с «The Illustrated London News» возникает похожее французское издание – «L'Illustration», которое вышло в свет в 1843 году. Ему также предопределено долгое существование – вплоть до 1944 года. Это было еженедельное многостраничное издание большого формата, в котором присутствовало всего понемногу: внутренняя и внешняя политика государств, войны, социальные движения, исследования и открытия, всемирные выставки, большие судебные дела, религия, спорт, вопросы науки и техники, изобразительное искусство, архитектура, театр, музыка, происшествия, географические открытия и многое другое. На страницах «L'Illustration» можно было увидеть события и картины повседневной жизни не только во Франции, но и во всем мире. В частности, знаменитый снимок В. К. Буллы «Расстрел июльской демонстрации 1917 года в Петербурге» впервые появился не в отечественных изданиях, а именно во французском журнале. И хотя при этом было утрачено авторство питерского фотографа, зато благодаря публикации в этом издании она стала всемирно известной и вошла во многие антологии по фотографии.

Практически одновременно появляется подобное иллюстрированное издание и в Германии, в Лейпциге. Это было «Leipziger lllustrierte Zeitung» («Лейпцигская иллюстрированная газета»). Она задумывалась и позиционировалась ее издателем-редактором Иоганном Вебером как «газета общего интереса», выходившая раз в неделю.

Стремительное развитие фотографии и постоянное усовершенствование ее процессов очень скоро позволили получать документальные изображения, которые было не под силу запечатлеть никаким другим способом. Началось фотографическое «репродуцирование» всевозможных картин окружающего мира, всеобщая фотофиксация стран, городов, населяющих их людей, неведомых ранее земель, диковинных животных и прочих чудес света. Все это рано или поздно должно было попасть на страницы иллюстрированных журналов, ибо они охотно публиковали все новое, а публика с интересом все это рассматривала. И потому очень скоро в журналах стали появляться гравюры с фотографий – так на первых порах была решена проблема воспроизведения фотоизображений на страницах иллюстрированной периодики.

Всемирная иллюстрацияВ России первые по-настоящему иллюстрированные журналы – «Всемирная иллюстрация», а затем «Нива», появились на четверть века позже. Журнал «Всемирная иллюстрация», возникший в 1870 году, был рассчитан на массового, хотя и сравнительно обеспеченного, читателя и призван служить для него иллюстрированной хроникой событий мирового масштаба. Это было одно из самых популярных периодических изданий второй половины XIX века в России. Созданный по типу европейских журналов того времени, русский еженедельник также знакомил читателей с актуальными вопросами современности: на его страницах печатались фотографии на различные сюжеты, репродукции с картин русских и иностранных художников, статьи по археологии, краеведению, естествознанию, географии, педагогике, биографии знаменитых деятелей культуры, всесторонне освещалась жизнь обеих столиц.

Любопытно, что на первой полосе первого номера этого издания под фотографией императора Александра Второго, выполненной известным русским светописцем С. Л. Левицким, значилась и вторая фамилия – гравера, сделавшего печатную форму с этого снимка, что было редким примером уважения и соблюдения авторских прав иллюстраторов.

Основатель и издатель журнала Г. Д. Гоппе уделял особое внимание подаче визуальной информации. Изначально основной объем журнала занимали гравюрные иллюстрации, отражающие политическую и общественную жизнь в России, а также основные события за рубежом. Текст выполнял вспомогательную роль и служил пояснением к иллюстрациям. Впоследствии журнал начал печатать беллетристику. С ним сотрудничали многие известные писатели, журналисты и художники той эпохи: А. П. Чехов, В. В. Вересаев, К. К. Случевский, Я. П. Полонский, В. И. Немирович-Данченко, И. К. Айвазовский, А. П. Боголюбов, А. М. Васнецов, В. И. Суриков, И. И. Шишкин, Н. К. Рерих и многие другие. В иллюстрировании журнала участвовали и многие заметные фотографы того времени, фамилии которых, к сожалению, далеко не всегда указывались под снимками.

Характерным для того времени было и издание по различным поводам богато иллюстрированных отдельных изданий, таких как «Альбом 200-летнего юбилея Петра Великого», «Альбом русских народных сказок и былин», «Иллюстрированная хроника войны», «Всероссийская художественно-промышленная выставка в Москве», «Венчание русских государей на царство». Они были проиллюстрированы фотографиями и рисунками, публиковавшимися ранее на страницах журнала.

Находящийся в самой гуще издательского процесса русский поэт и издатель Н. А. Некраcов с некоторой долей иронии констатировал возникший процесс визуализации периодики:

Навечно с модой скованный,
Изменчив человек.
Настал иллюстрированной
В литературе век.

«Живописное обозрение», 1890 «Живописное обозрение», 1890У отечественных иллюстрированных журналов был весьма заметный предшественник, «Русский художественный листок», великолепное иллюстрированное издание, выходившее в 1851-1862 гг. Его редактором и издателем был виртуозный рисовальщик, живописец и график, автор батальных и жанровых сцен Василий Федорович Тимм (1820-1895). Непосредственный очевидец боев и сражений Крымской войны, Тимм за серию рисунков и акварелей, посвященных обороне Севастополя, получил в 1855 году звание академика батальной живописи. Но главным делом жизни Тимма стал выпуск замечательного периодического издания. Оно не было в современном понимании журналом – скорее это альбом зарисовок, сопровождаемый подписями. Но часто серии рисунков представляли собой своеобразный изорепортаж. Именно эти зарисовки в какой-то степени предопределят в дальнейшем характер первых отечественных фоторепортажей.

Целью «Листка», по утверждению его издателя, было «передавать все, что только может быть схвачено карандашом замечательного, как в минувшей, так в особенности в современной жизни русского народа, и притом передавать все это в рисунках верных, не вымышленных, снятых с натуры – словом, быть художественною летописью России».

Основное содержание журнала составляли литографированные рисунки на актуальные темы: изорепортажи с мест событий, например, из Севастополя в разгар Крымской войны 1854-56, сценки из петербуржской жизни, портреты популярных личностей, репродукции с картин, шаржи и т. п. в сопровождении кратких пояснительных текстов. Автором текстов был русский публицист и издатель Н. Греч. Этот замечательный сборник имел большой успех в публике, особенно интересовавшейся им в эпоху крымской войны. Что лишний раз подтверждает тот факт, что отечественная публика уже в середине ХIХ столетия испытывала потребность в визуальной информации о событиях, волнующих общество.

«Нива», 1900 «Нива», 1908 Альбом «Нивы» на 1893 г.К восьмидесятым годам девятнадцатого столетия упомянутый ранее журнал «Нива» становится все более популярных у самых широких слоев российской публики. Более дешевый, а значит, и более доступный, он тем не менее очень точно уловил ориентированность публики на «картинку», и год от года становился все более иллюстрированным. На его страницах публиковались не только привычные уже для тех лет фотопортреты выдающихся современников и множество репродукций картин с художественных выставок, весьма популярных тогда у читающей аудитории, но все больше места занимали фоторепортажи об актуальных событиях как в России, так и за рубежом. И хотя по форме они разительно отличались от современного способа визуального повествования, тем не менее они давали возможность огромной читательской аудитории воочию УВИДЕТЬ многое из того, что огромное количество людей никогда ранее не видело и нигде больше не могло увидеть.

Массовая пресса быстро освоила и приемы иллюстрированных изданий, дополнив сенсационность соответствующим видеорядом. Постепенно фотография стала появляться и на страницах газет. Например, первая ежедневная иллюстрированная газета Англии «Daily Graphic» выходит в 1890 г.

Но по прежнему именно иллюстрированные журналы оставались основным «полигоном» на котором фотожурналистика оттачивала мастерство и расширяла свою жанровую палитру. Одиночные фотографии, публикуемые в них, постепенно изменяя свой характер, все более насыщались информационным содержанием – так чистая иллюстрация со временем становится информацией. А фотокартинка, снабженная подписью, становится повествовательным элементом.

Именно на страницах иллюстрированных журналов возникают и совершенствуются сюжетно-серийные жанры фотожурналистики, и в первую очередь фоторепортаж. Первые опыты многокадрового визуального повествования строились исключительно на сюжетной основе. Как правило, это были рассказы о каком либо развивающемся во времени процессе, например, визите некоей персоны. Фотографы снимали приезд героя повествования на вокзале или у борта судна, следовали за ним по городу (снимок в карете), сопровождали до входа в некое официальное присутствие или дворец (снимок выхода из экипажа), и, наконец, рукопожатие или объятия со встречающими официальными лицами. В большинстве случаев все фотографии были среднего плана – техника и условия съемки не позволяли снимать крупный план. В журналах эти фотографии чаще всего располагались на одной полосе, декорировались виньетками и сопровождались краткими подписями под каждым снимком или же общей подписью назывного характера. Именно так выглядели и рисованные изорепортажи в упомянутом выше «Русском художественном листке».

Характер многокадрового повествования начинал меняться, когда возникал социально важный повод для освещения, а процесс, который фиксировали фотографы, длился продолжительное время. Таким поводом стала коронация последнего русского императора, материалы о которой журналы публиковали в течение нескольких месяцев. Но особенно заметно изменение характера визуального повествования в иллюстрированных журналах в период событий русско-японской войны.

Это драматическое событие надолго приковало к себе пристальное внимание всех слоев русского общества. Русско-японская эпопея стала, пожалуй, первым событием в истории отечественной фотожурналистики, которое так пристально и фундаментально освещалось визуальными средствами. Иллюстрированные журналы отправили «на театр военных действий» многочисленных фотографов, а также использовали фотографии, сделанные фотолюбителями-офицерами – непосредственными участниками событий.

Несколько фотографов-профессионалов были отправлены на Дальний Восток редакцией иллюстрированного еженедельника «Искры» (приложение к газете «Русское слово»). Самый популярный в ту пору еженедельник «Нива» (его тираж в 1904 году составлял 250 тысяч экз.) отправляет на фронт молодого фотографа В. К. Буллу и опытного иллюстратора – рисовальщика и фотографа В. Табурина.

Другие журналы также имели своих фотографов, поставлявших оперативную «фотопродукцию» из районов боевых действий. В России, помимо иллюстрированных журналов, стали выходить многочисленные богато иллюстрированные издания вроде «Летописи войны с Японией».

Во время событий на Дальнем Востоке в каждом выпуске «Нивы» публиковались материалы о военных действиях. Оперативные текстовые материалы уже можно было пересылать по телеграфу, прочие тексты, рисунки и фотографии отправлялись по почте. Для облегчения работы редакции для материалов с «театра военных действий» стали оставлять запасные полосы, где их размещали по мере прибытия сообщений. Таким образом, вместе оказывались разные тексты, фотографии и рисунки. Особенно это касалось изображений – разноплановые фотографии и рисунки, порой связанные лишь общностью места, помещенные рядом, начинали взаимодействовать друг с другом – рождался своеобразный тематический изобразительный ряд. Возникавшее из-за соседства текстового и изобразительного материала единство, прообраз современного криолизованного текста, создавало у читателей максимально полное представление о происходящих событиях, а у работников редакции, которые не могли не замечать возникавшего эффекта воздействия на читателя, происходило осознание эффективности новых приемов подачи материалов.

Нечто похожее происходило и во время Первой мировой войны, но там уже по мере становление новых возможностей фотографии, более осмысленно осуществлялась верстка фотосерий – так постепенно формировались приемы подачи фоторепортажа на страницах журналов. А в сознании фотографов, невольно начинающих учитывать приемы, которые использовались при верстке их и других материалов, происходило осмысление технологии создания связного визуального контекста.

Революция и последовавшая за ней гражданская война отодвинули на несколько лет поиски новых форм визуального повествования. Закрытие по разным причинам дореволюционной прессы на несколько лет привело к практически полному отсутствию на отечественном рынке иллюстрированной периодики. Исключение составлял выходивший в Петрограде в 1918 – 1919 годах иллюстрированный журнал «Пламя» (под редакцией А.В. Луначарского) и отдельные выпуски иллюстрированных газет.

Но уже к 1922 году однозначно стало ясно, что молодая Советская республика остро нуждается в визуальной пропаганде. Эта мысль волновала как власть, так и самих журналистов. Со стороны правительства инициатором воссоздания иллюстрированного журнала выступал Л. Троцкий. «Я думаю, следовало бы использовать для литературно-художественной пропаганды в нашем духе будущую «Ниву». Полагаю, что наилучшим редактором литературно-художественного отдела был бы Брюсов. Большое имя, большая школа, и в то же время Брюсов совершенно искренно предан делу рабочего класса», – писал он в 1922 году[1].

«Огонек», 1908 «Прожектор», 1923Инициативой снизу руководил молодой, но уже успевший заявить о себе Михаил Кольцов. Ему и поручили создать новый советский иллюстрированный журнал. Название было выбрано также привычное российскому читателю, но другое – «Огонек». Два других иллюстрированных издания, вышедшие вслед за новым «Огоньком», «Прожектор» и «Красная Нива», появились в виде приложений к газетам «Правда» и «Известия». Здесь стоит сразу оговориться, что в случае «Огонька» речь шла не о возобновлении прежнего издания, а лишь об использовании знакомого и популярного до революции названия. Тираж издания на момент запуска составлял 42 000 экземпляров. В течение следующих нескольких лет он рос чрезвычайно быстрыми темпами, достигнув уже в 1925 году полумиллиона экземпляров. Причем «Огонек» завоевал это положение «совершенно самостоятельно… без всякого протекционизма, без всяких искусственных мер увеличения тиража и даже без поддержки крупных газет, при которых состоят почти все наши иллюстрированные журналы» – писал в 1925 году редактор «Огонька». Тогда же сформировались основные редакционные принципы: «Хороший литературный язык, сдобренный известной долей консервативного официоза, ставка на иллюстративный ряд, на классический макет».

Новые издания уже не могли довольствоваться фотографией только как иллюстрацией. Она все активнее заявляла о себе как полноправный вид информации, но для этого нужны были новые формы подачи материала, и основным видом «фотопродукции» становится оперативный репортаж. Вспоминая о своей работе в двадцатые годы, Роман Кармен, активно сотрудничавший с журналом, позднее напишет: «Репортаж был моей страстью»

«Огонек», 1928 «Огонек», 1948 «Огонек», 1962«Огонек» стал тем изданием, где целенаправленно и осмысленно начал формироваться советский фоторепортаж. Кольцов привлек для работы целый ряд молодых и тогда никому неизвестных фотографов, которые, по его мнению, могли найти новые приемы освещения актуальных событий, и не ошибся в выборе. Макс Альперт, Аркадий Шайхет и другие быстро встали вровень с требованиям журнала, а со временем стали выдающимися советскими фотожурналистами.

В начале тридцатых произошло событие, лишний раз подчеркнувшее, что именно иллюстрированный журнал есть то самое место, где отснятый материал находит завершенную форму в виде законченного фоторепортажа или фотоочерка.

Возникший в 1930 году трест СОЮЗФОТО по заказу Всесоюзного общества по культурным связям с заграницей (ВОКС) сделал огромную выставку, рассказывающую про жизнь и рабочие будни Филиппова – рабочего московского завода.

Бригада фоторепортеров (Альперт, Тулес, Шайхет) под руководством редактора Союзфото Л. Межеричера разработали план и произвели подробную фотосъемку, которая, по сути, была фотофиксацией рабочего дня героя и членов его семьи.

Естественно, съемка производилась на протяжении несколько дней, но собранные вместе фотографии должны были укладываться в придуманную тему «Один день московской семьи». Позднее она получила название «24 часа из жизни семьи Филиппова». В результате было отобрано более ста фотоснимков, которые с успехом демонстрировались на выставках в Германии и Австрии. Прогрессивный немецкий журнал «АИЦ» (Аrbaiter Illustrirte Zaitung) отобрал из выставленных работ 51 снимок, сопроводил их вступительным текстом и расширенными подписями и выпустил отдельным тематическим номером. Успех выпуска превзошел все ожидания. В стране, находящейся в кризисе, где была огромная безработица, благополучная картина жизни простого рабочего из СССР произвела эффект разорвавшейся бомбы. Одни однозначно верили материалу и говорили об успехах социализма, другие упрекали журнал в просоциалистической пропаганде.

Не остался незамеченным номер «АИЦ» и в СССР. Газета «Правда» посвятила фотосерии специальный обзор, в котором писала: «Пример фоторассказа о семье Филипповых свидетельствует о том, что фотоиллюстрация в печати представляет собой... сильнейшее средство агитации и пропаганды… Эта серия – правильный путь, по которому надо идти дальше…»[2]

Журнал «Пролетарское фото», посвятивший этой теме специальный номер, писал: «…заслуживает серьезнейшего внимания опыт, проделанный германским еженедельником «АИЦ» – опыт, который целиком себя оправдал…По существу, этот номер журнала был развернутым фотоочерком»[3]

Фоторедактор серии Лазарь Межеричер писал после выхода журнала «АИЦ»: «Только на страницах немецкого пролетарского издания наша серия стала полноценным фотоочерком». Таким образом, концептуальная съемка, выполненная советскими фотожурналистами, отредактированная и смакетированная немецкими журналистами и оформителями, оказалась развернутым визуальным повествованием, убедительно рассказывающим о достижениях в СССР.

Однако со временем стало ясно, что информационные потенции фоторепортажа недостаточны для полноценного публицистического освещения сложных и многозначных процессов в стране. «Для познания страны хорошо и усердно служит очерк»[4], – писал в это время М. Горький. В журналистике и в литературе все популярнее становился этот жанр. Похожие процессы набирали силу и в фотожурналистике.

Аrbaiter Illustrirte Zaitung, 1932 «СССР на стройке», 1930 «СССР на стройке», 1932

Опыт фотосерии и ее публикации на страницах «АИЦ» стал примером, по которому очень скоро стало делаться самое заметное иллюстрированное издание тридцатых годов – журнал «СССР на стройке» (1930-1941, 1949).

Созданный по инициативе А. М. Горького прежде всего для зарубежного читателя, он не походил на традиционную иллюстрированную периодику – в нем не было привычного деления на рубрики, не было развернутых текстов.

«Советский Союз», 1955Каждый выпуск ежемесячника представлял собой своеобразный развернутый фотоочерк, посвященный одной теме. Вот только некоторые из них: «На угольном фронте», «Ленинград на стройке» (1931 №3 и №11), «Колхозное строительство», «Якутия и порт Игарка» (1932 №2 и №11), «Советская Арктика», «Беломоро-Балтийский канал» (1933 №9 и №12) и др.

В журнале решалась и очень важная для развития фотожурналистики задача – проблема подачи фотографий. Нужно было преодолеть традиционные приемы размещения фотографий как чисто иллюстрационного материала. Редакция быстро освоила новые формы макетирования журнальных полос, при которых изображение с небольшими подписями становилось своеобразной формой журналистского текста.

Этот процесс происходил при тесном сотрудничестве лучших фоторепортеров страны, известных писателей, которые работали над планами номеров и писали тексты и команды художников-конструкторов, работавших над макетами журнала. Н. Трошин, А. Родченко, В. Степанова, Эль и Эс. Лисицкие, С. Телингатер, В. Ходасевич, Л. Попова и другие создали первоклассные образцы оформления нового журнала. Этот ценный опыт остается актуальным и сегодня.

Таким образом, только иллюстрированные журналы долгое время удовлетворяли потребность публики в визуальной информации. На начальном этапе их существования рисунки были основным видом иллюстрирования. Однако к концу ХIХ века, в связи с изобретением цинкографии, фотография резко потеснила рисованные иллюстрации. Со временем информационные потенции фотографии позволили ей занять ведущее место на страницах изданий этого типа. Фотожурналистика как одна из форм коммуникации возникла и стремительно развивалась в тонком иллюстрированном журнале, быстро пройдя путь от чистой иллюстрации до произведений образной фотопублицистики. Именно на страницах иллюстрированных журналов сформировалось и многообразие жанровой палитры фотожурналистики.


[1] Троцкий Л.Д., Проблемы культуры. Культура переходного периода, Собрание сочинений, т. 21, Л., Политиздат, 1927, стр. 166

[2] Правда, 1931, 24 октября

[3] Пролетарское фото, 1931, №4, С. 3

[4] Горький М. Собрание сочинений в 30-ти т., т. ХХYI, C. 38