10 февраля жюри 54-го ежегодного престижного международного фотоконкурса World Press Photo огласило результаты конкурса за 2010 год. В нем приняли участие 5847 фотографов, представившие на суд жюри 108 059 фотографий. Российских мастеров среди победителей не было.

фотоконкурс World Press PhotoПосле оглашения результатов World Press Photo – 2010 в журнале «Русский Репортер» опубликован материал, озаглавленный «Культ насилия». В нем многократный призер и член жюри WPP Владимир Вяткин высказал свое резко негативное отношение к царящим на конкурсе тенденциям.

Итоги WPP ежегодно вызывают неоднозначное отношение и массу критических замечаний в профессиональной среде.

Главная награда WPP была присуждена южноафриканскому фотографу Джоди Биберу (Jodi Bieber) за снимок, на котором изображена искалеченная талибами афганская девушка с обезображенным лицом. Этот же снимок получил премию и в номинации «Портрет». Фото было опубликовано на обложке августовского номера журнала Time. В других конкурсных номинациях среди работ лауреатов, как отмечают, также немало жестких кадров: землетрясения, боевые действия, столкновения…

«Мировая фотожурналистика серьезно больна: успеха в ней достигают искатели приключений, оснащенные быстрыми ногами и интернетом. Многие, похоже, вообще не учились фотографии или, не до конца освоив автофокус, ринулись в большую жизнь. Слепая и бездушная фотодокументалистика стала эталоном мастерства, – заявил Владимир Вяткин. – Роботизированный, бездушный фотограф очень удобен для современного фотобизнеса. Главная задача – ошарашить обывателя, а для этого можно и забыть о гуманистических основах профессии».

По мнению Владимира Вяткина, портрет молодой афганской женщины по стилистике больше напоминает «протокольный документ судебно-медицинского эксперта». «Понятно, что таков дух времени – насилие по телевизору, в интернете. Но этого не должно быть. Эту же самую женщину стилистически можно было снять по-иному, не делая такой акцент на ее лице. Двадцать лет назад я был членом жюри WРP, и все говорили, что конкурс был очень жесткий: тоже убийства и насилие, но не в таких количествах. И снимками года тогда стали фотографии, где человек спасает человека» – таково мнение известного российского фотокорреспондента.

Такого же мнения придерживается Павел Маркин, председатель фотосекции нашего Союза, декан факультета фотокорреспондентов, сказавший СПбСЖ.ру: «Об этом сейчас говорят многие мои коллеги, пытающиеся осмыслить итоги конкурса. По-моему, подобная ситуация с конкурсом происходит все последние годы. Ну, разве это лучшие фотоработы мира!»

Свое мнение о конкурсе не так давно высказал руководитель проекта «Фотополигон» Артем Чернов в блоге:
«Только лобовая документальная констатация фактов. Профессионализм здесь в том, чтобы суметь оказаться в нужном месте и вернуться оттуда с кадрами и просто живым. Единственный значимый цвет – цвет крови. Главный критерий уровня работы – уровень шока. Ещё пару десятилетий назад такой подход был бы расценен как спекуляция, как запрещенный прием, как признак профессионального бессилия автора перед событием».

Как оказалось, в жюри конкурса шли также ожесточенные споры. Как заметил член жюри Винс Алитти (Vince Aletti), «кое-кто из членов жюри реагировал на эти ужасные фотографии как на порнографию». Но сам Винс Алитти убежден: «эти невероятные факты необходимо показать всем людям, и не имеет значения, насколько они вас шокируют или расстраивают».