Бывают в работе СМИ особые удачи, когда материал, что называется, идет в руки, получает широкий читательский отклик, а со временем просто становится легендой в редакции. Для интернет-газеты «Фонтанка.ру» таким материалом стал видеосюжет о горящем (без кавычек!) творожке.

Горошков, главный редактор интернет-газеты «Фонтанка. ру»: Если говорить про прошлый год, он для нас во многом прошел под знаком горящего творожка, который мы поджигали. Не знаю, видели или не видели вы эту историю. Но для тех, кто не видел, напомню. Значит, мне рассказали, я не поверил, подумал - выдумывает. А человек рассказал, что ларечек в Купчино, стоит обычный ларечек, и, если там купить творожок обычный и поджечь, он будет гореть. Я подумал, что человек бредит. Тем не менее мы отправили нашу съемочную группу, нашу телезвезду Венеру с оператором. Я им дал денег на контрольную закупку, рублей 100, больше не надо. Килограмм творожка рублей 110-120 стоит. «Возьмете там по полкило». Они купили, у них с собой была газовая горелочка, ложечка, они купили, подожгли, и действительно он загорелся. Это было – я смотрел, когда видео…

Иванова, арт-директор Дома журналиста: Вот она, эксклюзивная сенсация, да?

Горшков: Да. Но, естественно, мы не просто выдали, как горит творожок. Мы запросили сертификаты на этот творожок в этой компании. Мы позвонили на завод изготовитель, который там был указан. Мы спросили: «Из чего вы делаете творожок?». Они сказали: «Это есть наша коммерческая тайна». Мы сказали: «Прекрасно. Все очень здорово». Опубликовали этот материал – это были сотни тысяч просмотров на «Фонтанке», на YouTube. Это прошло по всем телеканалам и не по одному разу. На одном из федеральных каналов на следующий день каждые полчаса показывали в выпуске новостей этот горящий творожок. Иногда до сих пор звонят и спрашивают: «Можно ли взять это ваше видео с творожком». Я говорю: «Да, конечно, берите». Мы бесплатно отдаем видео контент, у нас только одно условия, чтобы была наша плашка на видео. Потом мы выпустили еще серию материалов о качестве творожка, который продается в наших магазинах и поступает в детские учреждения и казенные учреждения, государственные учреждения. И там выяснилось, что это огромная проблема, огромная история.

Иванова: А на вас пытались воздействовать производители творожка?

Горшков: С самого начала, когда материал вышел, в этот день и на следующий день мне предлагали много денег, чтобы материала этого как-то не стало…

Иванова: В результате не стало этого творожка, поскольку, как я понимаю, деньги остались там, где были…

Горшков: Нет, нет, я не знаю, что стало с творожком, это ж не финал еще как бы. Потом мы в итоге дошли до того… Мы узнали, что оказывается любой может стать производителем творожка. Можно получить сертификат, это стоит 3 или 5 тысяч рублей. Мы получили даже 2 или 3 сертификата в разных организациях, и мы даже получили все необходимые документы для выпуска творожка. Я не помню, как мы его назвали, то ли «Фонтанка», то ли еще как-то. У нас все было готово к тому, чтобы производить свой творожок или взять где-то другой, наклеить этикетку на ведро, у нас даже этикетки были нарисованы, и договориться с магазином на реализацию. Мы не стали делать последнюю операцию, итак все было очевидно. Мне юрист говорит: «Слушай, ну просто докопаются, когда вы это сделаете, и вы никогда не докажете, что это журналистский эксперимент. Потом оправдываться замучаетесь». Я сказал: «Ладно, итак все понятно».

Иванова: У вас, наверное, сильная юридическая служба?

Горшков: Без этого никак. И где-то, я вот не помню, то ли это был конец прошлого года, то ли начало этого, по-моему, в Липецкой газете, потому что предприятие, от которого все это пошло – это Лев-Толстовский молочный завод, который производит этот творожок, выходит репортаж с этого завода. Там корреспондент ходит по этому заводу, разговаривает с директором, директор рассказывает, что вот они производят творожок, их оболгали в СМИ, но они не обращают на это внимания, и не будут обращаться в суд, потому что потребитель и производство важнее всего. И там такой финал, формовщица с 37-летним стажем тетя Клава говорит: «Мы по-прежнему работаем с огоньком!» (смех в зале)

СМОТРЕТЬ ВИДЕО