Закон, который в народе называют «об иноСМИ», уже вступил в силу. 15 ноября, как писал SPBSJ.ru, он был принят в Госдуме сразу во втором и третьем чтениях, 22 ноября одобрен Советом Федерации, подписан президентом и опубликован 25 ноября. Мы попросили руководителя «Центра защиты прав СМИ» Галину Арапову прокомментировать нормы нового федерального закона № 327-ФЗ.

Знаменитая поправка про «иноСМИ» вносит изменения в статью 6 Закона «О средствах массовой информации», которая гласит: «Настоящий Закон применяется в отношении средств массовой информации, учреждаемых в Российской Федерации, а для создаваемых за ее пределами – лишь в части, касающейся распространения их продукции в Российской Федерации. Юридические лица и граждане других государств, лица без гражданства пользуются правами и несут обязанности, предусмотренные настоящим Законом, наравне с организациями и гражданами Российской Федерации, если иное не установлено законом».

Поправка добавляет в эту статью пункты 3 и 4, которые на данный момент сформулированы следующим образом:

«Юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (иностранное средство массовой информации), могут быть признаны иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, независимо от их организационно-правовой формы, если они получают денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников. В порядке, установленном уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, к иностранному средству массовой информации могут быть применены положения Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», регулирующие правовой статус некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, за исключением специальных положений, которые применяются исключительно к организациям, созданным в форме некоммерческой организации.

Иностранное средство массовой информации, выполняющее функции иностранного агента, несет права и обязанности, предусмотренные Федеральным законом от 12 января 1996 года
№ 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» для некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

Что тут важно!

Обратите внимание, что речь идет не только о СМИ. Данная поправка накрывает большим зонтом как все без исключения зарегистрированные в других государствах СМИ, так и иные иностранные структуры вне зависимости от организационно-правовой формы. То есть может применяться, например, к сайтам, не зарегистрированным, как СМИ. Создавать реестр всех иностранных СМИ вплоть до Зимбабве в принципе невозможно. Представьте себе эти масштабы. Уже заявлено, что СМИ (и, как выше говорилось, не только СМИ) будут вноситься в реестр «индивидуально», т.е. загонят туда, кого захотят.

Поправка предполагает, что иностранные СМИ будут отчитываться по той же процедуре, как и признанные иностранными агентами некоммерческие организации. Напомню, что в соответствии с законом «Об НКО» «Некоммерческие организации, выполняющие функции иностранного агента, представляют в уполномоченный орган документы, содержащие отчет о своей деятельности, о персональном составе руководящих органов один раз в полгода, документы о целях расходования денежных средств и использования иного имущества, в том числе полученных от иностранных источников, ежеквартально, аудиторское заключение – ежегодно». Теперь представим, что в реестр иноСМИ внесли, например, New York Times. Следовательно, предполагается, что New York Times начнет предоставлять российскому «уполномоченному органу» ежеквартальные финансовые отчеты? И на каком основании? А если пофантазировать и представить себе, что New York Times все же прислал этому «органу» свой финансовый отчет в 20 томах, кто в нем разбираться будет и зачем?

Еще предполагается, что зарубежные средства массовой информации обяжут маркировать свою продукцию специальной пометкой (так же, как сейчас общественные организации обязаны указывать, что они «иностранные агенты» в своих материалах). И снова непонятно, каким образом можно заставить делать эту пометку и почему они должны это делать, если российская аудитория не является их основной аудиторией, но сайт любого СМИ в Интернете доступен из любой точки мира. Что именно будет сообщать эта пометка аудитории, скажем, американской радиостанции «Свобода», трансляции и тексты которой доступны онлайн не только в России, но и в Сербии, Франции или в Индии. Что это радиостанция американская? Так это и так понятно. В общем, эта пометка теряет какой-либо смысл за пределами российской аудитории, но при этом она должна быть размещена на сайте для обозрения аудитории из всех стран мира. Опять же, каков в этом законный или даже политический смысл?

Подводя итоги, замечу, что любому юристу отчетливо понятно, что «переносить» нормы закона о некоммерческих организациях – иноагентах, которые зарегистрированы на территории России и, соответственно, обязаны выполнять нормы российского законодательства, на иностранные СМИ, зарегистрированные в других странах, – абсурдно. Это уже не политический контроль, а клоунада. Не может российский закон заставить зарегистрированную в другой стране иностранную компанию предоставлять финансовые отчеты и прочее российскому Минюсту, если редакция иностранного СМИ даже не имеет в России представительства.

Кстати, в законе «О СМИ» существуют и действуют нормы распространения на территории России зарубежных СМИ, так же, как и регистрации при Минюсте коррпунктов иностранных СМИ на территории России.

Понятно, что новая поправка нацелена, в первую очередь, на те СМИ, чья целевая аудитория – российский читатель. Достаточно много СМИ, пишущих на русском языке, зарегистрировано за рубежом, например, «Медуза», «Кавказ реалии», «Крым реалии» и так далее. Любопытно, что на следующий день после принятия законопроекта в Думе Минюст разослал нескольким изданиям, в числе которых, например, «Радио свобода», «Крым реалии», письма, информирующие, что «в вашей деятельности есть то-то и то-то, и соответственно готовьтесь к внесению в реестр». Письма пришли с адреса Минюста на личные адреса главных редакторов изданий. Притом, что закон еще не был на тот момент принят! Здесь стоит уточнить, что проекты «Реалии» не зарегистрированы как СМИ, их выпускает команда радио «Свобода» (видимо, поэтому они и удостоились чести первыми получить предупреждение от Минюста еще до официального принятия закона). Но в этом-то и проблема, так наши власти могут признать иностранным агентом любой онлайн-проект. Учитывая, что многие такие проекты выходят не в российской доменной зоне, а на .com или .org, как российский Минюст будет проверять, где базируется команда, которая делает проект, в Праге или в Мурманске? Ведь они собираются вносить в реестр не только зарегистрированные СМИ, но и информационные онлайн-проект, выпускаемые «иностранной структурой». Каким образом будет проверяться «иностранность» этой структуры, если нет никакой официальной регистрации с привязкой к какой-либо стране?

Главный же вопрос, что будут делать, если (а точнее когда) СМИ откажется выполнять эти абсурдные требования? Сейчас этот механизм в поправке не прописан. Поправка, по сути, является на данный момент декларативным политическим заявлением. Посмотрим, что будет дальше. Будет ли прописан какой-то механизм реализации закона, какие-то санкции. И какие это будут санкции. Сейчас многие пытаются предугадать возможные последствия. Я, кстати, боюсь, что, гадая на этот счет, мы тем самым подсказываем возможности, которые потом и увидим в следующем законопроекте.

Отмечу, что также новый закон вносит поправки в ст. 15.3 «Порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением закона» Закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Статья 15.3, дающая возможность блокировать сайты без судебного решения, и раньше подвергавшаяся критике, стала еще жестче. В ней теперь используется очень широкая и неконкретная формулировка, позволяющая без судебного решения блокировать любой сайт, вне зависимости от того, в какой стране он зарегистрирован, если на нем не только размещена информация об организации, признанной в России "нежелательной", но даже предоставляются сведения, "позволяющие получить доступ к указанным информации или материалам" нежелательной организации. То есть, по сути, любое упоминание, ссылка на сайт, дисклеймер в книге, изданной при финансовой поддержке, скажем, Фонда Сороса, которая доступна у кого-то на сайте или в электронной библиотеке. Это, безусловно, очень широкое и политизированное ограничение, которое оспаривать на практике будет трудно, если вообще возможно, исходя из уже сложившейся крайне негативной судебной практики по делам о внесудебной блокировке, где блокировка обусловлена не законом, не законным интересом общества, а политической целесообразностью и борьбой с инакомыслием, нежеланием слышать критику и псевдоборьбой с "иностранным вмешательством во внутренние дела России". Это опасный тренд выхолащивания российского медийного законодательства, начавшийся несколько лет назад, а сейчас мы наблюдаем его очередной виток в закручивании гаек.

ПРИМЕЧАНИЕ

Закон «О Средствах массовой информации»

Статья 54. Распространение зарубежной информации

"Гражданам Российской Федерации гарантируется беспрепятственный доступ к сообщениям и материалам зарубежных средств массовой информации.

Ограничение приема программ непосредственного телевизионного вещания допускается не иначе как в случаях, предусмотренных межгосударственными договорами, заключенными Российской Федерацией. Распространение зарубежного телеканала или зарубежного радиоканала на территории Российской Федерации допускается после его регистрации в соответствии с требованиями настоящего Закона.

Для распространения продукции зарубежного периодического печатного издания, то есть не зарегистрированного в Российской Федерации и имеющего место постоянного пребывания учредителя или редакции вне ее пределов, а равно финансируемого иностранными государствами, юридическими лицами или гражданами, необходимо получить разрешение федерального органа исполнительной власти, уполномоченного Правительством Российской Федерации, если порядок распространения не установлен межгосударственным договором, заключенным Российской Федерацией. Разрешение на распространение продукции зарубежного периодического печатного издания оформляется на бланке, являющемся документом строгой отчетности и защищенной от подделок полиграфической продукцией, по форме, установленной федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации".