РЫНОК петербургских СМИ и кризис – каковы новые правила игры? Какие кадры востребованы, как жить тем, кто испытал на себе воздействие кризиса?

Об этом мы спросили у тележурналиста, креативного продюсера канала «ТелеДом» Аркадия Дунаева − человека, прожившего и пережившего многое вместе с петербургским ТВ.

Аркадий Дунаев– Какие нынче настроения на телевизионном и радийном рынке Петербурга? Как работает сегодня радийная и телевизионная кухня?

– На днях после очень большого перерыва увиделся с коллегами по цеху на поминках товарища. На вопрос «Как дела?» все друг другу отвечали в соответствующей тональности. Что, в принципе, созвучно действительности. Встретились бы на пикнике – пришлось бы лукавить. Все ждут какой-то «подлянки» – или в профессиональной сфере, или выше. Ну, не войны, конечно, хотя… Не буду комментировать настроения на государственном или полугосударственном ТВ или на LifeNews, хотя о них знаю.

Радио – совсем другая «тусовка», ТВ и радио ставят рядом просто по советской традиции. Я не в курсе, как дела на радио, только рад за коллег с «Эха». Жалко «Балтику» − исключительно как легенду. Г-н Габрелянов вообще не понимает, похоже, цену бренда. «Грохнул» же он «Известия» как приличную газету, так что ничего удивительного. Он бы и из «Теленяни» сделал порноканал.

Что касается настроений в, скажем так, «небюджетных» СМИ (коммерческими нас назвать сложно)... Не скажу лучше, чем г-н Венедиктов: налили вам в бассейн соляной кислоты – вот и плавайте. Какие тут могут быть настроения?

Как писал еще Пушкин (помимо прочего – журналист и издатель), от любого стихийного бедствия можно спастись, кроме благодетельных распоряжений правительства. Которое запретило, в частности, иностранцам владеть СМИ (наш собственник во многом поэтому ушел из проекта). Когда нам, неэфирным каналам, в декабре внезапно запретили размещать рекламу, это был, конечно, шок – закон еще не приняли, а контракты на будущий год рухнули. И далеко не полностью восстановились только через полгода. Потому что а вдруг снова запрет? Ну какие тут могут быть настроения? Работаем и ждем, что новым законом предпишут: ведущим сидеть в кадре вверх ногами, через каждые 15 минут транслировать гимн. Введут список запретных слов – есть же такой для сериалов на ста листах? Тут как ни пошути, запрет или предписание окажутся еще глупее и гаже.


– Рынок труда в Петербурге, с вашей точки зрения, − насколько это благоприятная среда обитания?

− Нет никакого рынка. В 1999–2000-м на одно событие могли приехать чуть ли не десять съемочных групп. Давайте считать: «Россия», «Петербург» (в то время − уже и еще не Пятый), НТВ, «Детали» с СТС, новости местных ТНТ и РенТВ, новости 36-го канала, даже музыкальный 22-й делал свои новости. Плюс бригады «федералов» − корпунктов москвичей. Плюс команды публицистических и итоговых программ. Уже под занавес этого праздника появилась «Сотка». Вот это был рынок! И, представьте себе, конкуренция. При этом все друг другу помогали.

Не секрет, что из эфирного комплекса 36-го на Ординарной готовился выход местных новостей аж Первого канала. Ну а потом все местное вещание начало потихоньку скукоживаться – так, что остались только реклама и градусники. До последнего держалось местное РенТВ. Сколько команд местного вещания ушло, считайте сами. Появился «Санкт-Петербург», блеснул и ушел в небытие «ВОТ!». Три года как наш «ТелеДом» работает. Районные новости делает ТКТ – это важно. Но…

Сергей Шолохов рассказывал: в маленьком Архангельске его встречали камеры шести местных каналов. В Екатеринбурге – сопоставимая цифра, не помню точно. В Красноярске – не меньше. Владивосток не отстает, если не опережает. В любом городе, от миллионника до райцентра, местные новости имеют хорошие рейтинги. Их «измеряют» не Гэллап, а, например, узнаваемость местных ведущих. Реклама опять же. Почему это работало в нашем городе, а потом «грохнулось» − не знаю.


– Но версии-то у вас есть?

– Спрос упал. Расцвет местного вещания на ТВ и радио пришелся на время настоящей политики. «Балтика» тогда публицистику давала, вплоть до интервью с президентом, на многих станциях были интересные форматы из Питера, областную «Гардарику» можем вспомнить. Да, было разделение на «губернаторский» и «полпредский» лагерь – но ведь и выборы были как возможность влиять на власть. А сейчас? Покажите мне сюжет о том, почему у нас на Ленинском асфальт положили слоем в полтора-два сантиметра вместо восьми, а конкурс эта фирма выиграла 31 декабря. Или недавняя тема с «братками» на местных выборах. Мне звонили многие, вплоть до депутатов Госдумы, с просьбой снять, как «оттирают» кандидатов от дверей. Съемку собирались и на Youtube, и на Первый канал закинуть. Я честно ответил: друзья мои, хоть на CNN. Результат будет нулевой – что и подтвердилось впоследствии.

Я рад, что у нас нормальная администрация – и клумбы есть, и транспорт приличный, и воду отключают ненадолго, и под Эрмитажем не вырыли торговый комплекс. Но ни рассказывать об этом, ни смотреть про это новости не вижу никакого смысла – это параллельный мир, от нас он никак не зависит. Можно горевать, что на «Сотке» не будет дебатов – пойдут ли в Пулково скоростной трамвай, электричка или конка, и в каком веке. В итоге это все равно будет 39-й автобус, как решили в Смольном. Чтобы про это узнать, и местных «Вестей» хватит. Очевидно, зрители считают так же.

– Хорошо, а ваши «Обстоятельства»? Где миллион просмотров только передачи с Александром Невзоровым, да и вообще гости такие… «острые»…

– Когда год назад мы с гендиректором Мишей Славским придумывали «Обстоятельства», думали делать ежедневную программу «на тему дня». Но не стали – чтобы эфир не греть болтовнёй. Тем более что в Питере нас видно хуже, чем в Москве и по России в целом, а кому в стране наши «бури в стакане» интересны? Решили приглашать ярких собеседников и искать в событиях смыслы – явные, скрытые – любые. И еще – предлагать выход. Мы говорим только о том, на что в состоянии повлиять. И как-то так всегда поворачивается разговор, что жаловаться на власть и обвинять кого-то в чем-то – неловко и не в тему. Потому что рядом обязательно человек, который такую же проблему хоть как-то, но решает. Будь это депутат, редактор или художник. Поэтому я Навального не приглашаю – он выхода не предлагает, кроме как в околоток садиться.

– Пригласить мало – надо, чтобы согласились…

– За год на 30 готовых программ – всего три отказа. На днях очень уважаемый человек сказал мне, что «все настолько хреново, что я не вижу смысла это обсуждать, и выхода не вижу тоже». Отказались два видных «единоросса»… Вот и все, пожалуй. А так – трудно графики согласовать, чтобы свободны были сразу трое непростых гостей. Еще сложнее с московскими питерцами.

Вот наблюдение конца августа: меня впервые начали спрашивать – а что можно говорить? А не подставлю ли я вас резкими высказываниями? А вам известно, что я не поддерживаю то-то и то-то? Такого я не слышал никогда прежде.

– Что еще из сказанного VIP-гостями осталось за кадром?

− Я запомнил одно очень яркое объяснение, почему бизнес не поддерживает СМИ. Мне сказал это один из руководителей ведущих предпринимательских организаций региона. Смысл такой: если мы у вас будем рассказывать о поддержке курса «партии и правительства» и процветании бизнеса в регионе – я не объясню коллегам, зачем нам платить вам, если то же самое населению доносят Первый, Второй и так далее каналы. А если предложу поддержать вас, чтобы рассказать о реальных проблемах, желающих оплачивать собственное самоубийство не будет. Поддержка СМИ среди предпринимателей приравнена к проявлению неблагонадежности.

– Какова сейчас ситуация с оплатой труда журналистов на ТВ и радио? Визуальные СМИ всегда были в этом смысле на голову выше пишущих коллег по медиацеху.

– Очень по-разному. Это ж не Гостелерадио с единой тарифной сеткой. Повезло тем, кто занял места в бюджетной «штатке» до последних кризисов. Но этот поезд уже ушел.

– Что делать попавшему под волну увольнений и сокращений «человеку с камерой» или микрофоном, куда ему податься?

– Честно – не знаю. Судя по тому, как часто старые знакомые у меня спрашивают про вакансии на канале, после серии закрытий и сокращений хорошо устроены далеко не все. При этом я не припомню в Питере увольнений по мотивам политической нелояльности. Все понимают правила игры. Если идешь на службу к собственнику – ты согласен играть по его правилам. По вечерам можешь жаловаться друзьям за пивом, как ты через себя переступал при подготовке сюжета или передачи. А что делать? Особенно если ты приехал из, скажем, Воронежа и тебе из небольшой зарплаты надо жилье оплачивать. «Споешь и спляшешь» как миленький и еще заставишь себя получать удовольствие. В 2000 году я мог кинуть заявление, уйти из новостей и уехать на выборы. Сегодня, если ты выпал из цеха, – не знаю, кто тебя ждет… Пресс-служба какая-нибудь. Или Москва. Говорят, на «Лайфньюсе» ожидают большую текучку. По слухам, питерцев там вскоре выдавят провинциалы – уж больно специфика общения с коллективом не наша.

– ТВ и радио существуют в двух измерениях: с одной стороны − авторы и ведущие, с другой − операторы, звукорежиссеры. Кому сейчас проще, оказавшись "на улице", найти новое место работы?

– Всем непросто. Если канал не закрывает местное вещание, а просто переформатируется – конечно, операторы или монтажеры останутся. Хотя… Если оператора того же «Лайфа» отправляют снимать то, чего не существует в природе, в этом отделе будет много вакансий.

– Неплохому специалисту могут предложить мигрировать в столицу, где рынок СМИ куда шире. Выход ли это из положения – миграция в Москву?

– Ответ положительный. Это вопрос «пассионарности» и семейных обстоятельств, конечно. В тридцать лет это вполне реально, на сайтах телетусовки предложения появляются каждый день. Но зарплаты тысяч в 30–40, которые сегодня фигурируют в предложениях даже очень уважаемых каналов, многих останавливают. Да и пробиваться придется почти заново – если ты не звезда, конечно. Все мы когда-то пробивались из низов с копеечных окладов. Но проделать такое второй раз, уже в Москве, соглашаются не многие.

– Являются ли разнообразные медиапроекты в Интернете спасением для уволенных с ТВ и радио?

– По-моему, нет. Объем несопоставим, специфика другая. Не придумано формата подачи видеоконтента, адекватного Интернету. Выкладывание репортажей и передач, увы, не работает. «Питер ТВ» в свое время смотрели с большим интересом, но там даже Андрей Радин не помог в статусе главреда. На «Фонтанке ТВ» отдельные выпуски смотрят очень активно, но это ведь приложение к основному продукту. Кто придумает мультимедийный городской формат, который бы и смотрели, и слушали, и обсуждали, тот и соберет все сливки. А кто придумает, как на этом зарабатывать деньги (и не на платных просмотрах!), тот получит Нобелевскую премию. Это я снова на Алексея Алексеевича Венедиктова сослался – он знает, о чем говорит.

Беседовал Дмитрий МОСКОВСКИЙ

Фото телебашни: Florstein, wikipedia.org