Готовы ли петербургские журналисты, в случае необходимости, сменить перо и диктофон на что-то совершенно иное?

Готовы ли петербургские журналисты, в случае необходимости, сменить перо и диктофон на что-то совершенно иное? Сокращение рынка СМИ нередко вынуждают задуматься: а что, если придется искать другую работу, начиная всё с нуля?

Мы поинтересовались у наших коллег, готовы ли они к такому повороту в своей жизни.

«Терять работу страшно, но это не конец»

Инна КарпушинаИнна КАРПУШИНА,
телеведущая:

– Потерять работу, особенно сейчас, это тяжелое испытание. Но оно выпадает не только журналистам. Коллегам даже проще, потому что коммуникации развиваются, несмотря на кризис и для существования в этой сфере журналисты подготовлены лучше многих. И даже радикально менять сферу деятельности не надо, в отличие, например, от сокращенного пожилого инженера, который решается освоить страхование, чтобы выжить. Так что, искать работу и новое приложение сил или просто ждать в надежде на перемены к лучшему – это личный выбор. Если финансовое состояние позволяет, почему бы и нет. Но если работа дает средства к существованию, то нужны решительные действия. Отстаивать свою гражданскую позицию сегодня можно и вне официальных СМИ. Получается даже эффективнее. В общем, терять работу страшно, но это не конец. Каждый из нас хоть однажды, но был в этой шкуре.

«Человек пишущий не пропадет!»

Александр МалькевичАлександр МАЛЬКЕВИЧ,
генеральный директор 12 канала (Омск),
член правления Союза журналистов СПб и ЛО
в 2002-2011 гг.:

– Журналист, впрочем, как и любой человек, должен быть всегда готов к самым разным поворотам в своей жизни. В том числе и к полной смене «декораций». Я был газетчиком, работал на радио, на ТВ, преподавал, трудился в сфере высшей школы, в области PR (на госслужбе и в бизнесе), предвыборных технологий, занимался аналитикой, в том числе в сфере медиа. Сейчас мне интересно подступаться к «захвату» интернет-пространств.

Человек пишущий – это мое абсолютное убеждение – не пропадет. Не должен. В нашей стране газеты – это уже «уходящая натура», но хороший текст, яркое слово востребованы в интернете. Посмотрите на некоторых блогеров: «тиражи» их страниц в социальных сетях иной раз в десятки раз выше, чем у традиционных печатных СМИ – равно как и популярность, рекламные доходы, цитируемость и так далее. Вот написал – и сразу захотелось всё бросить и уйти в свободное плавание. Вот только подготовка пока не позволяет…

«Спрос на профессиональных коммуникаторов
будет хоть как-то расти»

Аркадий ДунаевАркадий ДУНАЕВ,
руководитель общественно-политического вещания,
креативный продюсер канала «ТелеДом»:

– «Жить как получится» или «менять профессию» – личный выбор каждого коллеги, и он очень сложный. «Выпасть из тусовки» – значит попрощаться с аудиторией, сильно изменить круг общения и т.п. Моему поколению легче. Во-первых, мы «наигрались» во «властителей дум», а во-вторых – связи и отношения достаточно прочны, что поможет при смене вида деятельности.

Конечно, коллеги по цеху в первую очередь готовы перейти в «параллельные миры» – пресс-службы, отделы PR и маркетинга. Уверен, что такой «профессиональный обмен» – только на руку журналистам, оставшимся «на посту». Работать с «пиарщиком» или «пресс-секом», знающим «правила игры» в приличной редакции – приятно и эффективно. Бывший коллега не позволит себе охранять своих спикеров от прессы, пресекая любую возможность общения, а не способствуя таковой. Поскольку сам был «по ту сторону» коммуникации. Ну и не станет, конечно, рассылать никчемные пресс-релизы (так как знает, что они на 99% отправляются в спам). Но, увы, такое встречается нечасто. Кадры «специалистов по связям» берутся не из нашей среды.

Я знаю одну из причин, которая мешает такому «перетоку кадров». Кроме смешных зарплат, конечно. Любой журналист, привыкший к большой мере самостоятельности и ответственности, испытает жуткий дискомфорт, оказавшись в подчинении у людей с не всегда адекватной самооценкой и неадекватными же представлениями о возможностях «пиарщика». В предложениях о вакансиях читаем: специалист в единственном лице должен обеспечить присутствие компании и первых лиц везде – от «Коммерсанта» до CNN. Насколько это интересно широкой общественности – в расчёт не принимается. Что ещё? Будет масса конфликтов при подготовке всяких буклетов и прочей бумаги. В 90% компаний канцеляризмы считаются признаком серьёзности и «крутизны». Нужно ли это профессиональному журналисту? Нет. Это путь к конфликту или деградации.

Скоро начнётся выборный сезон. Я не скажу, что раньше было просто обвальный спрос на качественные предвыборные тексты и передачи – но он был. Сегодня, когда выборы стали «борьбой нанайских мальчиков» и требуют лишь изображения некоей активности, на кусок хлеба здесь могут рассчитывать пара десятков человек – имевших повод познакомиться с кандидатами и/или их спонсорами (если одномандатники у нас всё-таки появятся). Тут надо тоже быть осторожным – у многих кандидатов самомнение и стремление «руководить всем и вся» ничуть не хуже, чем у директора ларька с шавермой, который хочет в «Коммерсант» и сам правит о себе тексты. Тут можно вляпаться перед коллегами за какую-нибудь газетку или листовочку, отредактированную дураком-кандидатом вместе с семьёй и секретаршей, и испортить репутацию.

Я не рассматриваю ситуации перехода в иные профессиональные группы. Да, таких людей встречал. Тут два варианта: или человек в своё время ошибся профессией и счастлив, сменив отрасль (или, как вариант, о прошлом не рефлексирует). Или работает каким-нибудь чиновником «через силу» – понимая, что никогда не станет «своим» для бывших друзей и коллег. Когда приходится публично оправдывать вопиющие негодяйства вроде сноса ларьков с продавцами внутри, и врать, что голое поле удобнее для жителей, чем возможность купить что-то у метро – ничего, кроме презрения, такой человек не заслуживает.

В любом случае, спрос на профессиональных коммуникаторов будет хоть как-то расти с изменением экономической ситуации. Иначе получится как в старой миниатюре, советских ещё времён:

– Языком владеете?
– В совершенстве.
– Будете наклеивать марки на конверты.

«Преференции, которые мы имели,
закончились раз и навсегда»

Погодина-ГузминаОльга ПОГОДИНА-КУЗМИНА,
писатель, драматург,
публицист:

– Журналистам давно стоило задуматься об альтернативной работе. Время меняется, приходится приспосабливаться к новым условиям, плохо это или хорошо. Сейчас востребована «опасная» журналистика, репортажи из горячих точек, актуальные расследования, содержащая подчас инсайдерскую информацию. А прочие жанры переживают кризис. Но мне кажется, что настоящие профессионалы не останутся без работы. Просто нужно понимать, что преференции, которые мы имели прежде, закончились раз и навсегда. Но, в конце концов, каждый журналист может стать пиарщиком или экскурсоводом. Да мало ли профессий, где могут пригодиться навыки журнальной и газетной работы? Да и сотрудникам «толстых журналов», где в последние годы печатали преимущественно свои графоманские опусы сами же их редакторы тоже пора спуститься на рыночную землю с социалистических небес. Время безжалостно, и нужно учиться принимать его удары.

«Вокруг множество новых площадок для работы»

Екатерина СЕРГЕЕВА,
писатель, телеведущая:

– Я считаю, профессия журналиста, как никакая другая, требует умения максимально быстро подстраиваться под новые формы и форматы передачи информации. Сейчас открыто множество новых площадок для работы: разнообразные сайты, информационные или узко специализированные, интернет-телевидение и радио. Есть возможность ведения своего персонального блога или канала на Youtube. Всё это при определенных усилиях приносит доход, позволяет выбирать себе график и работу по душе. Думаю, все, кто обладает достаточной гибкостью и способностью встраиваться в новый инфопоток (а это необходимо профессиональным журналистам), найдут себе работу. Те же, кто не хочет двигаться дальше, а вздыхает по временам, когда мальчишки-газетчики выкрикивали новости, торгуя на улице, возможно, просто неверно выбрали себе профессию и им, конечно, лучше было бы найти себя в чем-то еще, потому что скорость подачи информации в дальнейшем будет только увеличиваться.

«Журналисты старой формации
не всегда могут успешно перестроиться»

Ольга БеликОльга БЕЛИК,
кинообозреватель,
главный редактор
портала Cinemafia.ru:

– Я готова поменять профессию, потому что меня к этому вынуждает рыночная ситуация. К сожалению, это грустная правда жизни: какие-то профессии или их разновидности отмирают (или же их попросту уничтожают). Приходится выживать. Современные СМИ переходят в электронный формат, общее количество печатных изданий сокращается – из-за их высокой себестоимости, из-за новых потребностей и способов получения информации. Сегодня всё больше людей получают информацию через интернет и мобильные устройства. При всей любви к печатной прессе, у бизнесменов прежде всего идет расчет финансовый – насколько окупаема печатная пресса, насколько оправданны расходы. Сегодня получается, что это – слишком большая роскошь: и с точки зрения экологии (сколько деревьев мы должны потратить на оду газету?!), и с точки зрения бизнеса. Журналисты старой формации не всегда могут успешно перестроиться под новые требования, не всегда можно сохранить и/или расширить рабочие места даже на электронных ресурсах. Сегодня любой может завести свое собственное СМИ или СМК, тот же блог, и стать «журналистом» – отсюда профессия обесценивается. Поэтому нужно отдавать себе отчет в том, что, возможно, ты будешь не нужен на современном рынке труда – и нужно перепрофилироваться.

«Творчество необходимо,
иначе ты теряешь себя»

Елена ДобряковаЕлена ДОБРЯКОВА,
журналист,
член Союза журналистов СПб и ЛО:

– Я готова поменять, но не совсем кардинально. Чтобы какая-то часть оставалась точно – собирать материал, писать, творчество необходимо, иначе ты теряешь себя. Будто почувствовав, что веют недобрые ветры в сторону российской журналистики, я «подстелила себе соломку» заранее. Давно интересуюсь театром, давно хотела погрузиться в театральную жизнь поглубже. Место специалиста по связям с общественностью в Театре юных зрителей им. А.А. Брянцева будто ждало меня. Меня многое радует в этой новой своей деятельности. Я не изменила журналистике, продолжаю много писать – интервью с артистами, творческие портреты, тексты для каталогов, участвую в самых разных творческих проектах театра, просто круг точек приложения моих сил стал уже, но предметнее. Ну а опыт журналистской работы, умение находить источники информации, событийные поводы, –только на руку.

«Уход из профессии – это признак
профессионального выгорания»

Елена ГарибЕлена ГАРИБ,
пресс-служба
Законодательного Собрания
Ленинградской области,
член Союза журналистов СПб и ЛО:

– Десять лет назад я приняла для себя решение относительно моих личных перспектив в журналистике, когда переходила на госслужбу, в пресс-службу. При этом сотрудничать с разными изданиями закон мне не позволяет. Что касается добрых и славных коллег, моих знакомых, то один из них, имя его называть по понятным причинам не стану, вынужден был пересесть из зала для пресс-конференций... на погрузчик в строительном супермаркете. Или мой друг, пусть и он останется безымянным, ушел с поста шеф-редактора радиостанции и стал торговать антиквариатом. «Переучиваться» по-хорошему и не нужно – лично я могла бы хоть сегодня начать зарабатывать, преподавая английский, русский или литературу, заниматься переводами, вести экскурсии и т.д. И ко всему прочему я люблю писать! Смогла бы пригодиться в данном качестве, трудно сейчас говорить, но всё возможно. И я уверена – настоящие профессионалы востребованы всегда, и если кто-то пересаживается на погрузчик – это признак профессионального выгорания, при всем уважении к этому человеку как личности, просто хорошему приятелю...

«Выпускникам трудоустроится сложно»

Галина ОхотниковаГалина Охотникова,
бизнес-тренер,
специалист по
PR и промопродвижению:

– Журналистам очень сложно поменять профессию. Особенно если в профессии давно. Можно найти работу в смежных областях, где востребованы журналистские навыки. А вот готовы или нет поменять профессию, сказать очень сложно. Всё зависит конкретно и от человека в том числе.

Проект Школа профессий PROдвижение основан на «примерке» профессии, погружении в рабочий процесс на предприятиях и общению с профессионалами. Одна из самых интересных и любимых профессий – профессия журналиста. Через игру мы объясняем детям важность выбора профессии, помогаем выбирать ее по призванию, максимально раскрыть свои способности. Чтобы понять это, дети выпускают газеты, им интересно всё, что связано с журналистикой: история, настоящее и будущее.

Вот только трудоустроится после обучения сложно. Дети, планирующие поступать на журфак, опасаются остаться без работы и думают о других специальностях уже на подступах на факультет журналистики...

«Нам остро не хватает газет и журналов»

Наталья ХрущеваНаталья Хрущева,
детский писатель,
редактор литературной части
театра «Зазеркалье»:

– Думаю, все театры почувствовали на себе последствия закрытия газет и прочих СМИ. Нам остро не хватает газет «Невское время», «Вечерний Петербург», а также журнала «Ваш досуг», который хоть и ушел с пресс-рынка по иной причине, нежели легендарные газетные бренды, но всё же. Многие петербуржцы, особенно люди старшего поколения, так и не овладели компьютером и интернетом, и узнавали о культурной жизни Петербурга из печатных изданий. Посидеть со свежей газетой за утренним чаем – это замечательный ритуал большого города. В этих утраченных газетах и журналах для театров был особый смысл – в них существовали рубрики театральной критики (а в некоторых – и критики музыкально-театральной, что по нынешним временам – большая редкость), где печатались рецензии на спектакли. Наш театр – Санкт-Петербургский государственный музыкальный театр «Зазеркалье» поддержал письмо журналистов в защиту своих СМИ. Хочется верить, что часть газет и журналов вернутся к своей бумажной ипостаси – более живой и материальной. Слово на бумаге кажется более весомым и убедительным. Но, похоже, пора уже приниматься ностальгировать по эпохе печатных СМИ. Абсолютно в духе прустовского «В поисках утраченного времени».

Дмитрий Московский