Main menu

Не стало Елены Сергеевны Брусковой, московской журналистки, с именем которой связано великое дело создания в России детских деревень «SOS». Одна из таких деревень живет, пригревая и воспитывая маленьких сирот под Петербургом в Пушкине.

Елена Брускова Фото: www.sos-dd.ruПомню, как создавалась эта деревня, как Лена приезжала к тогдашнему нашему губернатору (это был Владимир Яковлев), как убеждала городскую власть сначала выделить землю для деревни, потом обеспечить необходимую инфраструктуру – свет, газ, воду. Всё остальное – строительство домов, необходимый бюджет оплачивал международный комитет «SOS-KinderDorf». Ну а нервы, силы, физические и душевные, без счёта тратила сама Брускова.

Петербургский Союз журналистов взял на себя тогда информационную поддержку проекта, в Доме на Невском, 70, собирались женщины, пожелавшие работать «матерями». Здесь проходили собеседования, отбор, консультации. А в Пушкине в это время возводились коттеджи, каждый на одну «семью».

Лена, то и дело приезжая из Москвы, успевала входить во все детали этого нелегкого предприятия, в то, как устроены спальни, детские площадки, кухня, столовая… Всех первых маленьких обитателей деревни знала по именам. А ведь у неё, президента Российского комитета «SOS-KinderDorf», была не только эта деревня, но и в Лаврове под Орлом, под Канделакшей, под Москвой… Всё успевала, оставаясь всегда доброжелательным, улыбчивым, истинно интеллигентным Человеком.

В газете, которую несколько лет выпускал наш Союз, я написала о ней и сейчас рискую предложить вашему вниманию тот маленький очерк.

Спасите наши души!

«Мы были бы раздавлены жизнью, если бы не были добры друг к другу…»

Генрих Гмайнер

Царское Село было, как известно, сначала переименовано в Детское Село, а потом – в город Пушкин. Как это ни удивительно, его второе название может вскоре вновь оказаться актуальным: дело в том, что именно здесь начнется строительство Детской деревни-SOS, третьей в России. Первая успешно работает в подмосковном Томилине, недавно приняла маленьких сирот новая деревня в Лаврово под Орлом, а в 2000 году должна открыться «наша» деревня.

Давайте уберем кавычки в слове НАША! Давайте будем считать своей обязанностью участвовать в информационной поддержке этого благородного проекта. Но прежде познакомимся с самой идеей и с людьми, продвигающими ее в жизнь и тем спасающими детские израненные души.

Герман Гмайнер, Хельмут Кутин и Елена Брускова

Елена БрусковаГерман Гмайнер, великий австрийский гуманист, родился в 1919 году, в Австрии, в крестьянской семье. После второй мировой войны, оставившей сиротами тысячи детей, он, сам еще в раннем детстве потерявший мать, задумал создать для обездоленного ребенка настоящий Дом Детства, да не один, а целую деревню таких Домов! В тирольском местечке Имст и появилась эта первая деревня-SOS Kinderdorf.

Вспоминая первые годы, Гмайнер писал: «Моя идея Киндердорфа находила мало поддержки у людей, к которым я вначале обращался, скорее всего потому, что это было в послевоенные времена, когда нужда достигла своего пика. И вот мне тогда пришла в голову мысль привлечь к моей идее население. И как только я обратился сначала к тирольцам, а потом ко всем австрийцам, произошло чудо. Откликнулись люди, которым самим не хватало на жизнь… Сначала откликнулись бедные, потом пенсионеры и рабочие. Позже – обычные горожане и богатые. Последние были самыми сдержанными, но и они жертвовали – иногда даже много – особенно после того, как убеждались, что мы действительно хотим делать добро».

Гмайнеровская модель помощи детям получила мировое признание: в 130 странах действуют сейчас Детские деревни, опекаемые международной благотворительной организацией «SOS-Киндердорф Интернациональ». После смерти Германа Гмайнера в 1986 году к рулю этой организации встал воспитанник и соратник Гмайнера Хельмут Кутин. Он вырос в Имсте, в той первой деревне, созданной Гмайнером, и с детства впитал в себя идеи и принципы великого своего учителя.

А на российскую землю эти идеи впервые привезла журналист Елена Брускова. Она услышала о Германе Гмайнере в Австрии, куда на дипломатическую работу был направлен ее муж Владимир Сергеевич Брусков.

Какое счастье быть живым!

Володя Брусков из тех московских мальчишек, что ушли на войну восемнадцатилетними. А ему даже и восемнадцати не исполнилось, и в одном из первых своих боев он был так страшно ранен, что этого на всю его жизнь хватило. «Я мог погибнуть в сорок первом. Значит, все остальные годы – мне в подарок», – говорил он незадолго до смерти.

Все меньше и меньше на земле людей из этого поколения. Хлебнувшие лиха, они умели быть великодушными, добрыми, щедрыми, потому что в отличие от многих знали, какое это счастье – быть живым!

Именно таким был Володя Брусков. Таким, наверное, был и Герман Гмайнер. Защищая детей, он защищал жизнь.

Когда в Австрии Брусковы впервые услышали о Kinderdorf, их поразила сама система устройства сиротских учреждений, ничего общего не имеющая с обычными нашими детскими домами. Ребенка должна окружать доброта – вот какой принцип исповедовал Гмайнер. Только доброта научит маленького человека радоваться жизни, ценить жизнь и стать в дальнейшем строителем, а не разрушителем мира.

Об Австрии или – плохо, или – ничего

Лена Брускова пришла в «Комсомолку» еще при Алексее Аджубее. Потом был Юрий Воронов, потом Борис Панкин. Славу знаменитым редакторам приносили знаменитые журналисты: Песков, Руденко, Голованов, Брускова, младший Аграновский… Уехав вслед за мужем за границу, Лена стала собственным корреспондентом газеты в Австрии. Но что у нас тогда писали об Австрии (Америке, Германии, Испании…)? Или – плохо, или – ничего. И надо было быть Брусковой, чтобы ни на что особенно не надеясь, все же изучить этот опыт – поехать в Детскую деревню, посмотреть в счастливые детские глаза, познакомиться с педагогами, психологами…

Что может человек

Несколько лет ей не удавалось рассказать об этом в советской прессе, и ни в каком самом волшебном сне невозможно было представить себе, что пройдут годы, и под Москвой, в Томилине, появится улица, носящая имя Германа Гмайнера, а на ней – целый чудо-городок из веселых кирпичных коттеджей, в которых зазвенят детские голоса.

Вот так изменилось время. Но разве оно само по себе изменилось? Вовсе нет. Это сделали люди. Их настойчивость, доброта и вера. Помните у Некрасова: «Воля и труд человека дивные дива творят»? Это – и про Елену Сергеевну Брускову.

Когда-то она, тогда еще Лена Гусева, числилась дочерью «врага народа». Закончив педагогический институт, работала в школе, потом в годы «оттепели» пришла в журналистику. Статьи, очерки, книги… и вдруг – такой поворот судьбы и такое блистательное превращение Слова в Дело. Сейчас она – президент Российского комитета Детские деревни-SOS, и вы уже, конечно, поняли, что без Брусковой никаких детских деревень на российской земле не появилось бы.

Магда Алексеева