Main menu



Чтобы помнили

В родном Питере у Евгения Герасимова были престижная высокооплачиваемая работа главным редактором газеты крупнейшей компании, высокое признание в профессиональных журналистских кругах, вполне приличные бытовые условия. В 99-м он бросил всё и сорвался в Волхов – возрождать похороненную «районку», которой в том году исполнилось ровно восемьдесят лет. Променять глянцевую рекламно-информационную газету с яркими приложениями и проспектами, выходившую на прекрасной бумаге и отличавшуюся самой современной и качественной на тот момент полиграфией... Человек, посторонний журналистике, спросит: «Зачем?» Для журналиста – не вопрос. Самостоятельная творческая работа в гуще реальной жизни, а не узких корпоративных событий, как бы высоко они ни оплачивались и сколь бы хорошие условия ни предоставляли, перевесит чашу любых весов.

Евгений Герасимов пришёл в «Волховские огни» в самое тяжёлое, даже трагическое для газеты время. По факту на тот момент «районки» уже не существовало. Прежний коллектив, накопив по вине учредителей огромные долги перед типографией, перед бюджетом и, самое главное, устав терпеть многомесячные невыплаты зарплаты, в полном составе перешёл в другое, теперь уже частное, издание. И вряд ли у кого повернётся язык упрекнуть людей за это. Они устали верить обещаниям властей и в самом буквальном смысле прозябать в нищете: кормить семьи, жить, а не выживать, нужно было сегодня, а не в светлом будущем.

Учредители – руководители Волхова, Волховского района и Новой Ладоги – спохватились. Исчезновение с информационного поля муниципальной газеты с богатейшей историей – позор. Невозможность довести до населения официальные решения власти делало эти решения незаконными. «Районку» нужно было срочно возрождать. По предложению тогдашнего председателя волховского молодёжного парламента Александра Смирнова, работавшего с Герасимовым в ленинградских и петербургских редакциях с 1986 года, возрождение «Волховских огней» поручили Евгению Александровичу.

Евгений Герасимов

Выпускник Ленинградского государственного университета, Е.А.Герасимов длительное время работал корреспондентом газеты «Знамя» Ленинградского производственного объединения «Звезда». После непродолжительного пребывания на должности ответственного секретаря газеты Невского района Ленинграда «Невская застава», он с 1991 года вновь трудится в многотиражке – уже главным редактором объединённой редакции газеты «Молот» и радиовещания на Невском машиностроительном заводе им. В. И. Ленина. Единогласно принятый в члены Союза журналистов СССР ещё в 1982 году, самую высокую оценку своему профессиональному мастерству, преданности делу, принципиальности и порядочности Евгений Александрович получил в конце 90-х, когда оказался востребован на очень престижном уровне. В 1997 году он несколько месяцев исключительно плодотворно возглавляет в Петербурге первую российскую имиджевую газету «Престиж» и в том же году назначается главным редактором газеты «Балтика» одноимённой пивоваренной компании, имеющей международную репутацию и признание.

В ноябре 1999 года, уже сложившимся высококвалифицированным журналистом и редактором, имеющим за плечами большой опыт работы, Герасимов принимает предложение учредителей «Волховских огней» занять должность главного редактора газеты. За короткий срок предстояло создать новый работоспособный коллектив единомышленников. Вместе со своим другом (впоследствии преемником) Александром Смирновым и ветераном волховской журналистики Лидией Ивановной Архиповой Евгений Александрович привлекает к сотрудничеству отошедших к тому времени от дел журналистов Бориса Кузьмина, Юрия Тимофеева, Бориса Томилова и автора этих строк, в помощь им приглашаются местные поэты Анатолий Цветаев, Владимир Меньшиков и Пётр Камчатый.

В помещение бывшей редакции пока не въехать, мы работаем «с колена». Один-два раза в неделю собираемся в каком-нибудь свободном кабинете волховской мэрии, планируем ближайший номер и разбегаемся, чтобы к назначенному сроку сдать готовые материалы. В моём случае это выглядело так: днём оббегал с блокнотом предприятия, учреждения и организации, встречался с людьми, собирал материалы и фотографии к ним, вечером на домашней машинке печатал статьи, а затем передавал их пачкой главреду либо через приёмную мэрии, либо через коллег. Иногда просто вечером заносил Евгению домой.

В редакции газеты «Невская застава» Е. Герасимов , А. Смирнов

Что меня, уже имевшего некоторый опыт работы в «Огнях», поразило в Герасимове с первого взгляда, с первого номера восстановленной им газеты? Потрясающая, просто невероятная работоспособность! Я прекрасно знал, что не может один журналист работать практически одновременно во всех жанрах. Евгений мог! Он готовил передовицы, репортажи и очерки, брал интервью, писал фельетоны, делал рекламу и придумывал всевозможные конкурсы, сам сочинял стихи по различным поводам. И всё это на самом высоком профессиональном уровне, вникая в каждую деталь, тщательно прорабатывая каждую тему. Не будучи волховчанином, он даже лично составлял кроссворды на волховскую тему. Пусть простят меня журналисты прежних и нынешних лет, но та высокая планка профессионализма, которую поднял Евгений Герасимов, не достигнута нами и по сей день.

С приходом Герасимова у газеты появилось новое лицо. Возникли «плашки»-рубрики, стали публиковаться анонсы, коренным образом изменилась вёрстка: фотографии, стихи, афоризмы стали появляться на полосе не в раз и навсегда отведённом месте, а там и в таком виде, как это больше подходило по смыслу. Такой газеты читатель ещё не видел.

В личном плане Евгений являл собой образец истинного петербуржца – интеллигентного, принципиального и демократичного интеллектуала с хорошим багажом остроумия и сарказма. Именно он предложил нам подписывать статьи своим полным именем и при первом знакомстве попросил обращаться к нему так же: «Если для читателей я Евгений Герасимов, то почему для коллег – Евгений Александрович?»

Мы ждали переезда в своё помещение, Герасимов – передачи документов и материально-технической базы. Беда подкралась незаметно: аккурат в ночь перед передачей и переездом в помещении пустовавшей редакции на Марата, 10, случился пожар. Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы понять: таких совпадений не бывает. Отчётливо помню мерзкое ощущение обмана и предательства, когда мы проходили пропахшими бензином и гарью коридорами, заглядывали в залитые водой и пеной кабинеты с обгоревшей мебелишкой. Помню облитые бензином стопки папок с документами, которые обуглились, но не сгорели именно потому, что были сложены плотными стопками – к бумагам не поступал кислород. Помещение редакции и располагавшееся на том же втором этаже общежитие бюджетников – врачей, учителей – были полностью выведены из строя. Вместе с ними пожарные от души пролили водой торговский магазин «Мечта» и аптеку, они тоже нуждались в большом и долгом ремонте.

Даже сейчас, спустя много лет, неизвестно, куда, кому и сколько было занесено денег, но правосудие конца 90-х восторжествовало: сын бывшего главного бухгалтера «Волховских огней», признанный виновным и полностью сознавшийся в поджоге, понёс суровое наказание – был приговорён к символическому условному сроку. Потом очень кстати подоспела амнистия. Молодой человек отделался жидким испугом.

А мы остались у разбитого корыта. Внезапно оказалось, что за восемьдесят лет своего существования районная газета скопила немеренное богатство: старый чёрно-белый телевизор, два ломаных диктофона и один колченогий стул. Да, чуть не забыл, на правах наследования к нам перешли полное собрание сочинений В. И. Ленина и неполное – «Большой советской энциклопедии» под сталинской редакцией. Как говорится, гуляй и ни в чём себе не отказывай!

Всё, что нас не ломает, нас закаляет. Газета продолжала выходить даже без средств, технического оснащения, кадров, помещения и телефонов. Чуть позже мэрия Волхова, которую в то время возглавляла Н. М. Волчкова, предоставила помещение бывшего домоуправления на ул. Вали Голубевой, 3. Там у главного редактора уже появились собственные стол и стул. Мы стоя толпились в приёмной, по очереди заходили в кабинет и на том самом колченогом из наследства обсуждали с Евгением Александровичем текущие вопросы. Со временем стали «обрастать» имуществом: Пенсионный фонд подарил старенький компьютер, Дом культуры железнодорожников поделился списанными откидными стульями и столами. Мы, словно муравьи, тащили из дома что могли. На фоне развернувшейся жуткой травли со стороны «независимых» СМИ (не только конкурирующей частной газеты) мы продолжали работать, газета выходила, и в киосках «Роспечати» её тиража хватало ровно на день торговли.

Сегодня, перелистывая выпуски «Волховской земли» начала 2000-х, диву даёшься, сколько яда, желчи, лжи и откровенного хамства было вылито на коллектив «Огней». К чести рядовых журналистов «Земли», у них хватило ума и такта не принимать участия в этой вакханалии. Забегая вперёд, отмечу, что все выпады руководства той газеты впоследствии аукнулись сторицей. Рельса нашла своих героев – газета прекратила существование вместе с «самодепортацией» главного спонсора в Ямало-Ненецкий автономный округ.

Вечером 12 февраля я, как обычно, занёс папку со своими материалами Евгению домой. Он был здорово простужен, я не стал проходить в квартиру, передал материалы прямо в коридоре. На следующий день узнал, что Евгений Александрович скоропостижно скончался. Причина – банальный грипп. Ему было 55 лет, на «Волховские огни» судьба отвела всего три полных месяца. История не знает сослагательных наклонений, и сейчас бессмысленно рассуждать, какой была бы газета, останься Герасимов жить.

Можно только перелистать те же старые подшивки и убедиться, что заданный Евгением Александровичем посыл не пропал впустую. Кроме основного издания, коллектив под руководством его друга Александра Смирнова выпускал приложения к газете для детей, ветеранов, студентов. Тираж и число подписчиков неуклонно росли. Но это уже другая история, а сейчас хотелось бы сказать следующее.

В 90-м году, придя в редакцию, которую возглавлял Ю. А. Сяков, мне повезло работать в одном кабинете с тремя прежними главными редакторами – М. И. Дементьевым, Н. И. Антоновым, С. В. Бундиным. И в новейшей истории «Волховских огней» редакцией руководил чуть ли не десяток главных. Оставив за скобками вопрос «лучше-хуже», выскажу своё личное мнение. Евгений Герасимов принёс в газету совершенно новое понятие журналистики как профессии, показал совершенно другой уровень редакторской работы и задал совершенно другой темпоритм.

В сентябре 2011 года мы проводили в последний путь Серафима Васильевича Бундина, в январе 2012 – вспоминали ушедшего из жизни пять лет назад Юрия Александровича Сякова. Крайне неправильно предавать забвению имя человека, всего за несколько месяцев сделавшего столько, сколько другому не сделать за годы. И мы не забываем. Даже сейчас, спустя двенадцать лет после его ухода из жизни, энергетика Герасимова незримо присутствует в его же издании, пусть и выходящим пока под другим названием.

Игорь БОБРОВ,
газета «Провинция. Северо-Запад»
Фотографии из личного архива Евгения Герасимова