Саруханов Валерий Арменович Валера

Инженер-кораблестроитель, художник, драматург, режиссер-постановщик театральных и телевизионных спектаклей и видеофильмов, член Союза журналистов, философ, автор книг и статей по различным проблемам творчества, профессор… И это всё о нём – Валерии Арменовиче Саруханове.

…Ноябрь 1992 года. Промозглая, сырая осень. Впрочем, когда вертишься белкой в колесе – работая на телевидении, по-другому нельзя, – нашей питерской погоды уже не замечаешь. Если, конечно, нет съемок на натуре... Итак, ближе к вечеру раздается звонок по местному телефону:

– Привет! Надо поговорить.

– Господи, Валера, мы с тобой и так часами разговариваем. У меня сейчас своих дел по горло.

– Нет, это не по работе. Вернее… Есть один разговор. Можешь спуститься в наше кафе?

– Через полчаса. Идет?

И что это вдруг Саруханову приспичило? Может, что-то не так у общих друзей? Мы-то с Валерой сто лет знакомы, и вроде наши все на виду.


…Он возник в нашей юности, как вихрь. В группе «корабелов», сокурсников по Кораблестроительному институту, с которыми мы, «филологини», были дружны, он был самым ярким: темпераментным рассказчиком, тамадой, поэтом, музыкантом. Он искрился юмором, сыпал анекдотами. И, честное слово, мы не замечали ни его маленького роста, ни того, что он не умел и не любил танцевать… Мы твердо знали, что он очень талантлив и что его ждет необыкновенное будущее. Недаром его любимым изречением были слова Шолом-Алейхема: «Талант – как деньги: или он есть, или его нет!». Он был, как это в старину называлось, «интересным» мужчиной, и мы все были в него немножко влюблены. И он всю жизнь хранил к нам самые теплые, дружеские чувства.

Потом наши пути то разбегались в разные стороны, то пересекались, но из виду друг друга мы никогда не теряли. Встретились через много лет на Ленинградском телевидении.

…И вот сидим в телевизионном буфете, пьем чай, и он начинает разворачивать передо мной какую-то невероятную картину. Есть, оказывается, кроме нас, телевизионщиков, люди, озабоченные проблемой профессиональных кадров. А надо сказать, что мы частенько плакались друг другу, что молодые выпускники ЛГУ (позже – СПбГУ), ЛГИТМиКа (так тогда называлась Театральная академия) и даже ВГИКа приходят на телевидение и часто, как слепые котята, долго тычутся носом в элементарные вещи, не зная, что такое телевидение вообще.

Так вот теперь, убеждал Валерий, можно ситуацию круто изменить: только что в бывшем ЛИКИ создан факультет экранных искусств, и мы, группа сотрудников Петербургского телевидения, можем организовать там свою телекафедру. Будем сами участвовать в подготовке телеоператоров, телережиссеров, тележурналистов.

– Представляешь? Гриша (Григорий Франк) уже набирает на будущий год звукорежиссеров, Гена (Евгений Уткин) и Ося (Иосиф Волынский) займутся телеоператорами, я беру на себя, естественно, телережиссеров. А ты наберешь на следующий год группу тележурналистов. Согласна?..

Первая моя реакция:

– Ты с ума сошел! Да никогда в жизни! Не умею – не хочу – не буду. Мне еще самой хочется учиться, а не учить других. Смотри, какая новая техника приходит, компьютеры скоро появятся. Да и некогда мне, ты же сам видишь…

Долго уговаривать он не стал:

– Ладно, подумай. Будешь совмещать работу на телевидении и преподавание в институте.

Немая сцена. И тут, не давая мне опомниться, Валерий произносит фразу, которая, пожалуй, изменила мою жизнь. Не сразу, конечно. Но впоследствии я так часто её вспоминала, что помню наизусть до сих пор. И рада, что много раз успела сказать Саруханову спасибо, когда он еще был с нами.

– Знаешь, век активно действующего тележурналиста недолог. Обстоятельства могут перемениться, рано или поздно телевидение повернется к тебе спиной. Но у тебя будет профессия, и, главное – ощущение востребованности, нужности. Ты не представляешь, какое это благодарное дело – иметь учеников.

…Он-то это очень хорошо знал: ученики у него появились еще в ранней молодости - в Корабелке, когда он, студент, собрал однокашников, организовал с ними СЭТ (Студенческий Экспериментальный Театр, позже этот театр стал называться ТЕМП – Театр Молодежный Публицистический). В этом театре зазвучали и первые песни Саруханова, и первые студенческие обозрения. Он тогда понятия не имел о драматургии и режиссуре, но желание высказаться всё побеждало, его институтские капустники шли на «ура», аудитория буквально ревела от восторга.

Вообще из художественной самодеятельности ТЕМПа Кораблестроительного института вышли не только ученые и большие корабелы, но и знаменитые режиссеры, профессиональные актеры, руководители других творческих коллективов.

Потом для Саруханова настало время театра песни «Гренада» (по названию первой песни, разыгранной на стихи М. Светлова), гастроли по Дальнему Востоку, поездка на фестиваль любительских театров в Польшу и на Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Берлине. Учеба в Мухинском училище «на художника» и в Театральном институте «на режиссера». Он получал дипломы об окончании «всех и вся», а параллельно, по его словам, «инженерил» – руководил одной из первых в городе лабораторий промышленного дизайна – и преподавал.

И, конечно, если позволяло время, писал сценарии и пьесы, ставил и снимал на телевидении детские сказки, музыкальные дивертисменты, телеспектакли и видеофильмы, сочинял к ним песни и рисунки, ставил спектакли по своим пьесам в театрах… У него хватало времени на всё.

Фортуна была благосклонна к нему. Его телеспектакли начала 90-х–- «Скандальное происшествие» по произведениям Ф. Дюренматта, Б. Брехта и Э. Хэмингуэя, сказка «Путешествие Голубой стрелы», криминальный мини-телесериал «Глухарь» – остались в «золотом запасе» Петербургского телевидения, где он проработал более тридцати лет.

Валерий Арменович Саруханов был профессором кафедры телевизионного искусства Санкт-Петербургского института кино и телевидения. Его обожали студенты.

Он был автором многих книг, статей по различным вопросам культуры и искусства. Его пятитомник (sic!) «Азбука телевидения» – настольная книга будущих телевизионных журналистов, режиссеров, операторов.

А для нас, знавших и любивших его с юности, он навсегда – наш Валера.

Галина НЕЧАЕВА