Инесса Ивановна ЛомакинаИнесса Ивановна Ломакина в 1953 году закончила филологический факультет Ленинградского университета (отделение русского языка и психологии). После Университета работала преподавателем русского языка и литературы в школе, в 1961–1956 и 1968–1970 – журналистом в Монголии. Она была корреспондентом журнала «Современная Монголия» (псевдоним Энхэ), собкором газет «Советская культура» и «Литературная газета». Ее перу принадлежат многочисленные публикации по изобразительному искусству Монголии в журналах «Искусство», «Творчество». Автор 100 персоналий – коротких статей о монгольских художниках и мастерах во всемирной энциклопедии по искусству Allgemeine Kunstlerleksikon. Saur, Leipzig.

В семидесятые годы сотрудничает с журналом «Костер», работает редактором на «Леннаучфильме». В эти же годы начинает писать книги по искусству и культуре Монголии, став пионером в области изучения современного изобразительного искусства этой страны. За заслуги перед МНР награждена орденом Полярной Звезды.

Большинство публикаций Инессы Ивановны последующего периода (с 80-го по начало 90-х) посвящены судьбам людей, связанных с историей Невского завода имени В. И. Ленина и завода имени М. И. Калинина. В следующее десятилетие сфера журналистских интересов И. Ломакиной чрезвычайно обширна: множество публикаций о ярких исторических личностях (Чайковский, Н. Рерих, Вырубова, Потапов, Л. Брик, семья Бенуа, Дамдин Сурэн, П. Козлов, барон Унгерн, Джа-Лама, Н. Симуков). В это же время она продолжает исследование монгольской истории периода революции и гражданской войны, публикуя неизвестные архивы и мемуары деятелей того времени.



«Ни дня без строчки»


У мамы было несколько любимых девизов: «Ни дня без строчки» (из Юрия Олеши), «Только вперед – как парусный флот!», насмешливое «Завтра, завтра, не сегодня – все лентяи говорят», и самый главный – « Дорогу осилит идущий». По ним видно отношение к труду – как к постоянному, ежедневному занятию.

Каждый день, что бы то ни случилось, рабочий стол с пишущей машинкой – утром, днем или вечером, а то и ночью – притягивал ее к себе. Это был островок маминой независимости посреди постоянных житейских забот. «Сейчас, допечатаю до точки» – говорила мама, если ее отрывали от текста. В ее пишущей машинке всегда был заправлен лист.

Она гордилась тем, что была членом Союза журналистов, так как во всем отстаивала то, что называется «подлинностью события», «живой памятью», «фактической правдой». Именно такой, отнюдь не «архивный», подход к историческим событиям дал ей силы как будто воочию воскресить события монгольской истории. Мама не боялась предрассудков и смело, без страха принимала то, что ей дает жизнь.

Мама во всём была талантливой и яркой личностью: от приготовления еды до работы в саду. Она обладала великолепным даром рассказчика, остроумного и умеющего разговорить собеседника. Она умела разглядеть в людях скрытые возможности и придумать каждому какие-нибудь дела, как правило, определявшие будущее этого человека.

Глеб ЕРШОВ




Прежде всего – изыскатель


Много лет Инесса Ивановна отдала Монголии. Приехав сюда в 60-х годах с мужем-геологом Юрием Петровичем Ершовым, она прониклась глубоким интересом к культуре и истории страны. Этот интерес не оставлял ее на протяжении всей жизни. Девять из двенадцати книг, опубликованных ею, написаны о Монголии.

В работах над монгольскими темами проявились, как мне кажется, главные стороны натуры Инессы Ивановны ? страстный интерес к работе, профессиональное отношение к делу и склонность к раскрытию неизвестного: она была прежде всего «изыскатель», а потом уже «писатель».

Занятия Инессы Ивановны монгольской проблематикой начались с изучения художественного искусства страны. Ее книга «Изобразительное искусство социалистической Монголии» вышла в Улан-Баторе еще в 1970 году, но до последних дней она собирала и отсылала сведения о монгольских художниках и их творчестве в немецкую энциклопедию мирового изобразительного искусства.

Однако главным интересом Инессы Ивановны стала история Монголии первых десятилетий ХХ века - драматичная, тесно связанная с историей России, подвергшаяся многолетним извращениям, полная загадок. Стоило обнаружить какой-нибудь неожиданный факт, столкнуться с неизвестным документом, Инесса Ивановна начинала упорно, шаг за шагом разматывать нить истории, исследовать данные, обстановку, исторических персонажей. Она умела работать в архивах, в книгохранилищах, ее сопровождали необыкновенные удачи и находки.

Хочу упомянуть в этой связи две ее книги: «Першин» и «Голова Джа-ламы». О дневниках сибирского журналиста Д. П. Першина, в двадцатых годах оказавшегося в Монголии и ставшего свидетелем революционных событий, а затем эмигрировавшего в Китай, было известно давно. Озаглавленные автором как «Записки очевидца о смутном времени во Внешней (Халхасской) Монголии в первой трети ХХ века», они хранились в США, в архиве Гуверовского института войны, революции и мира. В СССР их издание было невозможно из-за жестких антисоветских позиций Першина. В девяностые годы такое издание стало возможным, но, я уверена ? если бы не энергия и упорство И. И. Ломакиной, добывшей, обработавшей и опубликовавшей дневники, монголистика до сих пор была бы лишена возможности пользоваться этим фантастически интересным материалом.

Помню Инессу Ивановну, возбужденно, со смехом рассказывающую мне детективную историю о «замаринованной» в формалине голове монгола, обнаруженной ею в хранилище Этнографического музея. Я хохотала и отмахивалась: что за курьезы в наше серьезное время? Однако из этого курьеза родилась большая книга о страшном персонаже монгольской истории, установившем диктаторский режим в отдельно взятом степном районе. И я в очередной раз восхитилась умением Инессы Ивановны увидеть в маленьком факте большую историю.

Болезнь не дала возможности Инессе Ивановне завершить работу над исследованием архивных документов о деятельности большевика Дзевалтовского, о его роли в событиях в Китае и Монголии в 1920-х гг. Эта тема очень занимала ее в последние годы. Будет ли она раскрыта когда-нибудь? Родится ли еще в нашем деле человек, который будет так же, как Инесса Ивановна, неутомимо, с энтузиазмом, в ущерб близким, не жалея здоровья, вовлекая в круг своих интересов окружающих, заниматься розыском людей, документов, фактов?

Может, и не родится.

Анна ЦЕНДИНА,
востоковед




«Ничего! Прорвемся!»


Бурный 1987-й год. Перемены. Юбилей революции и возможность более полно взглянуть на путь России в последующие десятилетия. Именно в это время мы собрались готовить книгу о стодвадцатилетней истории предприятия, а опытного организатора для этого не находилось. И вот мне, председателю общественного совета по истории завода, представили как высокого профессионала Инессу Ивановну Ломакину.

У нее оказались неотразимые достоинства: обыденная внешность рабочей женщины и умение сложное представлять как вполне поддающееся решению. «Ничего! Прорвемся!» — сказала Инесса Ивановна. Так началось это большое дело. Четыре года вместе с другими работниками завода помогал я Инессе Ивановне в подготовке книги «Наша биография. Очерки истории производственного объединения «Завод имени М. И. Калинина». 1869–1989». Дореволюционный период был вполне известен и даже освещен ранее – в основном, конечно, в духе «борьбы рабочего класса», но необходимые сведения можно было найти в открытых архивах и литературе. А вот о советском времени печатных источников, кроме подшивки многотиражной газеты «Калининец», практически не было. Годы блокады и послевоенного восстановления отображались только в документах, воспоминаниях и фотографиях, собранных энтузиастами Музея завода. Часть архивных материалов довоенного и военного времени ещё только предстояло рассекретить. Сведения же о современном производстве, номенклатуре выпускаемой продукции, кроме «товаров народного потребления», была практически закрыта для исследователя, а значит – и для читателя будущей книги. Как-то буднично складывалось обыкновенное чудо. Человек «со стороны», Инесса Ивановна без труда освоилась с особенностями и традициями, существовавшими на заводе. Нашла свою линию поведения в отношениях с руководителями и рядовыми калининцами. Без пафоса и высоких слов, но с полным вниманием, умела «разговорить» даже самых замкнутых собеседников, в том числе и ветеранов, работавших еще до революции. При том всегда сохраняла оптимизм и веру в успех своей работы. И - менее серьёзное, но не менее важное. Инесса Ивановна могла запросто предложить угоститься «огурчиком с собственной фазенды», рассказать к случаю смешной анекдот. Несколько раз в год получала с Алтая посылки великолепного горного мёда и занималась распределением его между многочисленными знакомыми… Тексты она печатала на своей старинной пишущей машинке в виде отдельных глав и представляла на обсуждение заводчанам. Умело завязывала «узелки событий» для создания образов героев книги различных эпох. Но и сама учила живому взгляду на историю и окружающую действительность. Она не скрывала симпатий к техническим руководителям завода — офицерам-артиллеристам, оставшимся на службе после 1917 года. Неприязненные чувства вызывали у неё коммунистические штампы и легенды – например, о М. И. Калинине, некоторое время работавшем токарем на Трубочном заводе. Сродни подвигу представляется теперь длившаяся в течение года ее просветительская работа с членами редколлегии — Инесса Ивановна рассказывала им правду о Гражданской войне, о раскулачивании и массовых репрессиях.

Руководство предприятия поддерживало позиции автора, но старалось несколько снизить остроту вопроса. Часть редколлегии осталась при традиционном понимании советской истории. И сегодня, к примеру, репрессии сталинского времени не всеми на заводе воспринимаются как трагедия...

А сколько было замечательных «побочных» дел! По советам Инессы Ивановны на территории завода отмечены памятными знаками несколько мемориальных мест, обновлены фрагменты и подчеркнуты элементы «кирпичной архитектуры» зданий, возведенных в 1910-х годах. Найдено место захоронения выдающегося ученого-артиллериста В. И. Рдултовского на кладбище в Пушкине…

В итоге мы «прорвались». Лениздат выпустил книгу, за которую не стыдно. «Наша биография» завершила «Историю фабрик и заводов», начатую А. М. Горьким в 1931 году. В разгар неплатежей и развития товарообмена гонорар не выплатили, и в декабре 1992 года завод преподнес Инессе Ивановне в подарок… холодильник, чему она простодушно обрадовалась. Работа над «Нашей биографией» позволила продолжить поиск имен репрессированных калининцев. И очерк «К истории репрессий на заводе № 4 имени М. И. Калинина (бывшем Трубочном)» в 8-м томе Книги памяти «Ленинградский мартиролог» посвящен памяти Инессы Ивановны Ломакиной».

Юрий ГРУЗДЕВ
(в 1975–1986 – главный конструктор производственного объединения «Завод им. М. И. Калинина»).