Виктор Федорович Галактионов

Мастер спортивной фотосъемки


В начале пятидесятых годов прошлого века автор этих строк, студент отделения журналистики филологического факультета ЛГУ, усердно занимался лёгкой атлетикой, осваивал бег на средние дистанции. Нередко видел я на гаревой дорожке невысокого худенького брюнета в очках. Быстро семеня ногами, он резво пробегал стометровку за 11 секунд с небольшим, что считалось довольно высоким результатом для спринтеров заводских и вузовских коллективов физкультуры.

Работая после окончания университета в Лениздате, я часто бывал в спортзалах и бассейнах, на стадионах, лыжных и водных трассах Невского края в качестве зрителя. А тот юркий очкарик в неизменном берете находился в гуще спортивного действа, щёлкая затвором видавшего виды, но надёжного фотоаппарата ФЭД. На страницах «Советского спорта» и ленинградских газет начали появляться снимки с подписью «Фото В. Галактионова», а позже и с его псевдонимами – В. Фёдоров, Ф. Викторов, В. Галушкин и т. п.

Мы не были знакомы лично до июля 1957 года, когда я стал собкором «Советского спорта». Получив первое редакционное задание, шёл я по тропинкам ЦПКиО им. С.М. Кирова, где проходили воскресные соревнования для всех желающих. Жара была страшная. Перепрыгивая через канавы, навстречу мне мчался Галактионов. В пиджаке, с ФЭДом на плече, утирая пот со лба… газетой.

Виктор работал тогда на заводе им. Козицкого агентом по снабжению, а фотографировал в свободные часы и дни. В конце концов его включили в штат «Советского спорта», но вскоре ликвидировали грошовую 700-рублёвую зарплату. Дескать, питерскому корпункту всесоюзной спортивной газеты должность платного фотокорреспондента не положена.

Галактионов с семейством ютился в многонаселённой квартире неподалёку от Некрасовского рынка. Один туалет на всех обитателей коммуналки, восемь или девять столов на общей кухне… Когда Виктору как туберкулёзнику предоставили однокомнатную квартиру на проспекте Мечникова, он переоборудовал стенной шкаф под миниатюрную фотолабораторию.

Работал Виктор Фёдорович сверхоперативно, хотя для этого не было элементарных условий. Ни о какой моментальной передаче фотоснимков в московскую редакцию в те времена не могло быть и речи. Вот что приходилось предпринимать Галактионову, чтобы его вечерние фотоработы утром следующего дня оказались в доме № 8 по Большому Спасо-Глинищевскому переулку в столице нашей Родины и «попали в номер», как говорят газетчики. Допустим, на другом конце города закончился футбольный или баскетбольный матч. Добравшись до Пискарёвки, Виктор дома проявлял и просушивал плёнку, печатал фотографии, вызывал либо ловил на улице такси и ехал на Московский вокзал. Перед отходом ночного поезда он искал на перроне знакомого или просто добропорядочного с виду человека: «Дорогой товарищ, довези!» Курьер-доброволец передавал конверт в справочное бюро Ленинградского вокзала Москвы, а заведующий отделом иллюстрации «Советского спорта» посылал за пакетом редакционную «Волгу».

Фотобумагу, плёнку, химреактивы присылали из столицы со случайными нарочными. Однажды Галактионов встречал на площади Восстания двоих носильщиков адресованного ему тяжеленного груза. Ими были возвращавшийся с совещания собкоров «Советского спорта» автор этих строк и мой сосед по купе скорого поезда Москва – Ленинград народный артист СССР, художественный руководитель Пушкинского театра Игорь Горбачёв. Он ехал домой с кинофестиваля.

Виктор Федорович Галактионов


Но вернёмся в первые годы нашего сотрудничества с «Фёдором», с «Федей», как Виктора почему-то называли сотоварищи по фотоцеху. В 1957 году над нашей планетой кружился первый советский искусственный спутник Земли. Через некоторое время мы с Галактиновым направились на Пулковские высоты, в Главную астрономическую обсерваторию АН СССР. Так уже несколько лет плодотворно трудился выпускник ЛГУ им. Жданова, научный сотрудник, кандидат физико-математических наук Хейно Поттер, мастер спорта, один из сильнейших в нашей стране бегунов на дистанции 400 м. Мой репортаж из Пулковской обсерватории Виктор снабдил великолепным снимком: Хейно Поттер у огромного телескопа, он готовится к очередному сеансу наблюдений за отечественным спутником…

С вполне профессиональным и в то же время добрым подходом он фотографировал спортсменов разных возрастов и степеней подготовки-школьников и студентов, рабочих и солдат, актёров и учёных. И, конечно же, олимпийских чемпионов, вроде гребца Юрия Тюкалова.<{/pullquote} В том, что фоторепортёр «Федя» на выдумку горазд, приходилось убеждаться не раз. И в декабре 1957-го, когда мы беседовали со спортсменами-рабочими Адмиралтейского завода, где шло строительство первого в мире атомохода «Ленин». И в пыльной шахте № 2 комбината «Сланцы», где работали симпатичные крепкие парни, умевшие играть в хоккей с шайбой. Бывали мы с ним на многих предприятиях Невского края, где эффективно действовали спортивные секции и оздоровительные группы коллективов физкультуры. Иллюстрируя всевозможные соревнования, Виктор выискивал самые невероятные точки для съёмки. И в снегу валялся, и в грязи, не жалея покрашенный в чёрный цвет тулуп. В один из Дней ВМФ СССР Галактионов, невзирая на строжайший запрет, вскарабкался на фонарный столб, дабы запечатлеть с верхотуры гонку шлюпок по Большой Неве.

С вполне профессиональным и в то же время добрым подходом он фотографировал спортсменов разных возрастов и степеней подготовки–школьников и студентов, рабочих и солдат, актёров и учёных. И, конечно же, олимпийских чемпионов, вроде гребца Юрия Тюкалова, прыгуна с лыжного трамплина Владимира Белоусова, баскетболиста Александра Белова, замечательных питерских легкоатлетов во главе с руководителем знаменитой спортшколы, нашим «тренером номер один» В. И. Алексеевым.

В двадцатых числах января 1961 года я находился в дальней командировке, а возглавлявший тогда Ленкорпункт «Советского спорта» Николай Антонович Шагин был буквально прикован к важным лыжным стартам в Токсове. Между тем на Зимнем стадионе проходило первенство ЦС ДСО «Буревестник» по лёгкой атлетике. Никто не предполагал, что на эти массовые студенческие состязания (несколько сотен участников) прибудет не кто иной, как Валерий Брумель. Именно он бросил перчатку тогдашнему рекордсмену мира по прыжкам в высоту американцу Джону Томасу с его результатом 2 м 22,9 см.

– Ребята, не претендовавшие на какие-то высокие места, начали прыгать в полшестого вечера, с высоты 155 см, – вспоминает свидетель, ныне заслуженный тренер СССР Вячеслав Степанов. – Брумель удалился, посмотрел фильм в соседнем кинотеатре «Аврора» и вошёл в прыжковый сектор часа в 23, не раньше. Когда все соперники остались за бортом, он спокойно преодолел 2 м 15 см, со второй попытки взял 2 м 21 см, а где-то в полпервого ночи, сразу же – 2 м 25 см. Это был абсолютный рекорд мира! Что творилось тогда на переполненных трибунах Михайловского манежа, трудно передать словами.

Галактионову, естественно, удалось заснять феноменальный полёт Валерия Брумеля. А главное, он передал по телефону сообщение – в номер. В столь позднее время, в час ночи, московская типография не принимала ни строчки, ни за что. Но наш «Фёдор», то бишь Виктор Галактионов, был настойчив. Утром на первой полосе «Советского спорта» красовалась маленькая заметка под рубрикой «В последний час», чем Виктор долго гордился. Стоит заметить, что два года спустя на открытом чемпионате США Валерий Брумель установил новый мировой рекорд – 2 м 28 см. Ну а Галактионов стал готовить к некоторым своим фотоснимкам довольно интересные подтекстовки, а значительно позже рискнул написать несколько острых материалов на злобу дня.

Фотожурналиста Виктора Галактионова знали все ведущие питерские спортсмены и тренеры, руководители низовых и крупных физкультурно-спортивных организаций Северо-Западного региона страны. В 1980 году Виктор отлично отработал на ленинградской части XXII летних Олимпийских игр. А на третьих Играх Доброй воли, которые город на Неве принимал в 1994 году, ему не дано было побывать.

Болезнь оказалась неизлечимой, и Виктор Фёдорович Галактионов скончался 11 мая 1983 года. Его помнят коллеги, ветераны отечественного спорта, читатели газет, журналов, книг о спорте и его людях. А его вдова Инна Александровна сохранит богатейший архив неутомимого фотокорреспондента. 5 декабря исполнится 80 лет со дня его рождения.

Герман Попов

Виктор Галактионов. Фото Павла Маркина Виктор Галактионов. Фото Павла Маркина

Последняя съемка Виктора Галактионова. Январь 1983 года. Фото Павла Маркина