Перебирая свой личный фотоархив, накопившийся за годы работы в еженедельнике «Телевидение. Радио», я часто задерживаю взгляд на фотографии Виктора Павловича Шамро. Человека нет, осталось два снимка и несколько отрывочных воспоминаний, но хочется, чтобы они не канули бесследно.

Рыцарь с микрофоном

Виктор Шамро с микрофономСамое яркое воспоминание связано с печальным днём похорон знаменитого диктора Ростислава Широких. 3 февраля 1993 года. Петербург. Смоленское кладбище. В церкви отслужили панихиду. Отзвучали голоса певчих, отзвонил колокол. Из храма выносят гроб, народу много: родные и близкие покойного, коллеги и просто горожане, любившие народного артиста.

Торжественную обстановку нарушили выкрики какого-то незнакомца, пьяного или психически ненормального. Смутьян был крупного телосложения, но это не смутило Виктора Шамро. Но он быстрее всех среагировал: оттащил нарушителя порядка в сторону и заставил замолчать. Восстановилась торжественная тишина.

Участники траурной церемонии спокойно прошли к вырытой неподалеку могиле. Там прозвучали прощальные речи. Почетный караул моряков дал троекратный залп: Ростислав Широких во время войны служил во флоте…

Тогда я воспринял поступок Виктора Шамро, как должное. Мой давний приятель был смел и решителен. Эти свойства его характера проявлялись и в его повседневной журналистской деятельности, которой он посвятил всю жизнь. Вот что мне известно о нем.

Виктор Шамро в 1957 году окончил отделение журналистики филологического факультета Ленинградского университета. В дальнейшем по распределению несколько лет работал в областной прессе. В качестве корреспондента ему довелось плавать на морских судах, ходить в экспедиции с геологами.

В Доме радио Шамро появился в шестидесятых годах. Его коллегами были молодые тогда журналисты Виктор Бузинов, Александр Солдатов, Валентин Горшков, Людмила Медведева. Все они учились у представителей старшего поколения, фронтовиков Лазаря Маграчева, Леонида Полякова, Вениамина Шалмана, Михаила Воробьева. Виктор Шамро органически вжился в коллектив редакции общественно-политических программ. Командовала здесь опытная Александра Ивановна Самбук, а после ее ухода на пенсию – Виктор Бузинов.

Я как сотрудник «Телевидения. Радио» общался в Доме радио со многими его обитателями. Виктор Шамро анонсировал в нашей газете свои передачи из циклов «Ленинград строится и строит», «Еще не вечер» и другие программы, рассказывал о предстоящих встречах в эфире с известными, заслуженными людьми.

Героем ряда передач, которые он готовил, например, был интереснейший человек, создатель новых типов подводных лодок, академик Игорь Дмитриевич Спасский, который долгое время возглавлял конструкторское бюро «Рубин». В конце восьмидесятых – начале девяностых годов Виктор Шамро продолжительное время волновала судьба разваливавшегося тогда Балтийского морского пароходства. Он неоднократно брал интервью у начальника пароходства, в прошлом известного капитана Виктора Ивановича Харченко. Тем самым Шамро привлекал внимание общественности к происходящему в порту.

С микрофоном в руках мой товарищ вел задушевные беседы с рабочими, учителями, врачами, юристами – людьми разных профессий и судеб.

Виктор Шамро

В.П. Шамро и участница радиопередачи, юрист-консульт В.М. Петухова; 1993 год

Увы, личная судьба самого В.П. Шамро в дальнейшем сложилась трагично. В середине девяностых годов телевидение и радио Петербурга были приватизированы путем акционирования. В Доме радио на Итальянской улице произошло массовое увольнение сотрудников. Безработным оказался и заслуженный ветеран эфира. Он начал вести жизнь пенсионера-холостяка, занимаясь уходом за тяжело больной матерью. 28 августа 1998 года Виктор Павлович вышел ночью из квартиры, направляясь в аптеку или за сигаретами. Во дворе дом его убили неизвестные.

Прокуратура Фрунзенского района Петербурга возбудила уголовное дело, но поймать преступников не удалось…

В нашу редакцию звонили радиослушатели, выражали глубокое сочувствие в связи с гибелью журналиста. Многие любили его передачи. Газета «Телевидение. Радио» откликнулась на это событие некрологом «Памяти товарища», который завершался словами:

«Это был отзывчивый, общительный человек, оптимист по натуре, внимательный к окружающим. Светлую память о Викторе Павловиче сохранят все те, кто его знал».

Анатолий Нутрихин

Фото Анатолия Бейлина