Main menu
Тотальный диктант

В начале апреля по миру прокатилась ежегодная, 14-я по счету, акция – Тотальный диктант. За парты сели более 200 тысяч участников в России и за рубежом. Мероприятие продемонстрировало интерес людей разного возраста, образования и социального статуса к уровню собственной грамотности и правильному русскому языку, который теряет свои позиции даже в профессиональной журналисткой среде. На чем держится Тотальный диктант и каково его будущее, мы спросили у организаторов и участников акции.

На земле и в воздухе

Елена КалининаНачало акции положили студенты Новосибирского государственного университета в 2004 году. За 14 лет студенческое мероприятие по проверке грамотности среди однокашников превратилось в крупномасштабный флешмоб. Нынче в нем приняли участие 800 российских и зарубежных городов. Диктант писали на земле и в воздухе. Одна из российских авиакомпаний предоставила такую возможность своим пассажирам прямо на борту самолета.

В Петербурге акция проводится с 2012 года, когда диктант писали в двух аудиториях Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

– Каждый год мы увеличиваем количество площадок, в этом году их было открыто уже 78 – в школах, институтах и библиотеках, причем не только в городе, но и в пригородах, – рассказывает руководитель Центра грамотности и организатор ТД в Петербурге Елена Калинина (на снимке Александра Голуба).

– Состав участников оказался настолько широк по возрасту, социальному статусу и образованию, что труднее сказать, кто не писал. Желание проверить свою грамотность продемонстрировали люди всех возрастов – от школьников до глубоких пенсионеров. Специально для пожилых людей мы организовали две площадки с улучшенной акустикой. Впервые в этом году ТД писали на крейсере Аврора курсанты ВМА и представители городской администрации в Таврическом дворце. Для чиновников была организована специальная подготовка.

Поупражняться в правописании приходили чиновники и журналисты, обладатели «красных дипломов» и люди с неоконченным «средним», пробовали свои силы даже жители южных республик, приехавшие в Петербург на заработки.

В этом году время проведения диктанта совпало с печальным событием в нашем городе – со дня теракта в метро прошло всего четыре дня.

– Поэтому проводить акцию было намного сложнее, чем обычно, говорит Елена.

– Из-за теракта закрыли основную площадку в экономическом институте, и нам срочно пришлось искать замену. Но все устроилось – дополнительные места предоставили в Лесотехническом и Педагогическом университетах, еще 500 мест выделил Банковский институт. Пропускная система в этих и других учреждениях обеспечивала повышенные меры безопасности.

Организовать площадку для своего коллектива могло любое учреждение – «Тотальный диктант» стал своеобразным некоммерческим предприятием, бесплатно раздающим франшизы. Желающих снабжали всеми инструкциями и материалами. Из СМИ такой возможностью воспользовалась газета «Санкт-Петербургские ведомости», здесь писали ТД всей редакцией.


Диктаторы – тоже люди

Марина Шишкина - тотальный диктант«Тотальность» и «диктаторство» на деле обернулись добровольностью, анонимностью, и… полной «безнаказанностью» за двойки, то есть отсутствием назидательности, поучения и прочих школьных атрибутов, притупляющих истинную тягу к знаниям. Для создания непринужденной атмосферы во время диктанта показывали юмористические ролики, украшали аудитории, привлекали к чтению не только филологов, но и известных шоуменов, вносивших разнообразие и снимающих напряжение, присущее любому испытанию. Для участников, которые выбирали площадки с диктаторами-артистами, событие превращалось в увлекательное приключение.

– В роли диктатора быть не просто, – рассказала секретарь Правления Союза журналистов Марина Шишкина, которая читала текст второй раз.

– Нужно было следить за голосом, его ритмом, скоростью чтения – произносить слова не быстро и не очень медленно. Обычно мы оцениваем уровень аудитории и подстраиваемся или под самых сильных или под самых слабых. В незнакомой аудитории это определить сложно, приходилось выбирать ритм чтения интуитивно.

Кроме того, по старой преподавательской привычке я невольно тянулась к академизму, хотелось вновь почувствовать себя в роли учителя, но я преодолевала себя (смеется). Текст был очень сложный. Я сама не уверена, написала бы его без ошибок, если бы была на месте пишущих. Я была на их стороне и интонациями старалась выделить знаки препинания.

Мою аудиторию в Академии бизнеса представляли люди разного возраста. Было много молодежи, даже совсем юных, наверное, школьников, очень много 30-летних и процентов десять людей среднего возраста. И что очень приятно, было много мужчин.

Я люблю народные акции. А эта акция именно такая, она лишена всякого пафоса, люди идут сами, никто их не заставляет, им интересно. Это не мертвая акция, она будет жить и дальше.

На снимке Марина Шишкина читает текст ТД
Фото: facebook.com/shishkina.ma



Александр Малич - тотальный диктантВедущий 5 канала Александр Малич считает, что текст был не сложным, но перегруженным географическими названиями.

– Когда читаешь, текст кажется простым, а как бы я написал – не знаю. Но диктовать было сложно. Как человек, работающий в эфире, я интонационно выделяю точки и запятые. И тут делал то же самое. Но заметил, что аудитория не нуждается в такой подсказке. Они пишут гораздо профессиональнее, чем я диктую. Хоть я диктовал второй раз, но это маленький опыт. Хотел, чтобы все написали как можно лучше, и был на стороне пишущих.

Тотальный диктант нужен всем, а журналистам обязательно. Компьютерное письмо очень расслабляет, поэтому нужно постоянно держать себя в тонусе. Вообще в нашей жизни должно быть больше возможностей для образования во всех областях.

На снимке Александр Малич в роли «диктатора»
Фото: facebook.com/alexandermalich



Оценка за диктант, а не за грамотность

Авторов-классиков (Л.Н. Толстой, Н.В. Гоголь) сменили современные литераторы. Их выбирает оргкомитет акции в Новосибирске. К текстам не предъявляется особых грамматических требований. Единственное условие – уложиться в объем не более 300 слов. Авторами текста побывали Борис Стругацкий, Захар Прилепин, Дмитрий Быков, Дина Рубина. В этом году Леонид Юзефович написал эссе-трилогию о своих родных городах — Перми, Санкт-Петербурге и Улан-Удэ. Текст получил географический уклон, но с глубоким философским смыслом.

– Текст был на уровне школьного выпускного экзамена, но со своими особенностями, – отмечает Елена Калинина.

– По уровню сложности тексты всегда разные, за один диктант можно получить «пять», а за следующий – «три». Оценка за ТД – это только оценка за орфографию и пунктуацию в конкретном тексте, а не оценка за грамотность в целом, потому что в одном тексте нельзя задействовать все правила русского зыка. Но, безусловно, диктант выявляет пробелы в знании этих правил и заставляет задуматься об их значимости, а это и есть основная цель акции.

Журналист, автор книг Ирина Бондаренко участвовала в Тотальном диктанте первый раз.

– Я писала в Нью-Йорке, в Публичной библиотеке, находясь в отпуске. Всегда хотела поучаствовать, но дома не было времени, а тут нашлось. Писать было интересно, я была уверена, что напишу на «пять», а получила «тройбан» (смеется). Видимо, сказались издержки профессии – мы привыкли к компьютеру и совсем не пишем рукой. Я думаю, что у меня были пунктуационные ошибки – текст в этом смысле был сложноватым и… немного унылым. Слишком краеведческим. Я немного скучала, честно говоря. Надеюсь, что в следующем году будет интереснее. Пойду не только писать диктант, но и решать задачки – говорят, готовится всенародная акция по математике. Я не люблю мероприятий, спущенных сверху, а эта акция дарит очень радостное чувство сопричастности, в ней есть остатки былого коллективизма. Конечно, учиться грамматике на таких диктантах не получится, но привлечь внимание к русскому языку удастся.

Тотальный диктант - Кирилл СмирновДля Кирилла Смирнова, заместителя председателя Комитета по печати и взаимодействию со средствами массовой информации, который писал диктант в Таврическом дворце, пунктуация тоже оказалась крепким орешком.

– Я на «4» написал. Надеялся, конечно, на «5», но, видно, подвела пунктуация. Обычно я очень внимательно отношусь к знакам препинания, но тут было несколько моментов, когда приходилось задумываться. А вообще текст достаточно легкий. И мероприятие очень понравилось – участвовал в первый раз. Мероприятие очень правильное и полезное. Мне оно кажется истинно петербургским, органичным для нашего города. В следующий раз тоже буду участвовать.


Сложности и тонкости русского языка

Ошибки со знаками препинания – настоящая беда для современного человека, и для журналиста тоже. Русский язык претерпевает чудовищные метаморфозы по части пунктуации, особенно в социальных сетях и на интернет-сайтах. Да и подсказки программы Word постепенно отбивают необходимость задумываться над правилами.

– Действительно, пунктуация для многих представляет еще большую проблему, чем орфография, поясняет Елена Калинина.

– Она требует анализа структуры предложения, логических связей между словами. Пунктуацию нельзя запомнить, воспроизвести по привычке, посмотреть в словаре. Ее можно только понять, что для одних — плюс, а для многих других — минус. В то время как орфография во многом держится на зрительной памяти, на запоминании облика слов (хотя, конечно, не вся). С одной стороны, существует пунктуационная вариативность – в некоторых случаях запятые можно ставить в зависимости от интонации. А с другой, например, при деепричастном обороте – писать можно только так, а не иначе. В написании диктанта преобладали две группы ошибок. Предсказуемыми были ошибки из разряда внимательности и грамматики, такие как написание слов «тоже/то же» и «также/так же» слитно и раздельно. Таких ошибок было достаточно много. Здесь нужно анализировать услышанное и определять значение, функцию слов. А проблема в том, что многие люди не вдумываются в то, что слышат – эту привычку надо воспитывать.

И вторая группа ошибок относится к общей эрудиции и незнанию слов, связанных с историей и культурой страны. На диктант приходят люди с разным багажом знаний и кто-то может не понимать, о каких реалиях в тексте идет речь – в силу возраста, образования и других причин. В этом смысле диктант тоже может просвещать и мотивировать к самообразованию. Также имеет значение фактор волнения, из-за которого люди допускают смешные описки.

В текстах были такие перлы, что организаторы потом сочинили из них шутливый «альтернативный диктант», где «приехавшие из глубинки буряты» превратились в «приехавших из глубин кибурятов», Забайкалье стало «Забокальем», а богатырь-исполин прибыл «из Полин», а также включили другие смешные интерпретации услышанного.


Практическая польза от диктанта

Поскольку учет, статистические исследования и, тем более, соревновательность не входят в задачи мероприятия, неизвестно, сколько журналистов в нем участвовало. И невозможно оценить уровень грамотности среди тех, чье орудие труда – правильная русская речь. Впрочем, и результаты диктанта не говорили об этом однозначно.

– Тотальный диктант – это не экзамен, который выносит окончательный вердикт о грамотности, а возможность узнать что-то новое для себя, – говорит Елена Калинина.

– Следуя основным правилам ТД, мы не проводим глубокой статистики, чтобы не развешивать ярлыки, за исключением подсчета отличников. Ориентация делается на то, чтобы не только проверить остаточные знания, но и дать новые. Важно, чтобы каждый оценил свои пробелы в грамотности и был заинтересован над ними работать. Диктант задает более высокую планку для пишущих – мотивирует их на изучение русского языка. Мы стремимся показать, что русский язык хоть и сложный, но интересный, и учить его увлекательно.

Написавшие тотальный диктант на «отлично» извлекают и практическую пользу от участия в акции. В частности, используя свою положительную оценку в качестве плюса к собственному портфолио. Журналист с отличием написавший диктант – подарок работодателю.



Сможет ли диктант стать школой

Хотя сама акция превращается в некое модное шоу, организаторы не уходят от своей главной миссии просветительства, создавая вокруг нее целую систему альтернативного обучения русскому языку.

– Уже с января-февраля мы ведем подготовку к диктанту, – продолжает Елена.

– В этом году занятия проходили в аудиториях экономического университета, на сайте работали онлайн курсы, а после диктанта проходил разбор ошибок. Видео-разборы с участием экспертов-лингвистов теперь можно посмотреть в записи.

Каждый год количество участников в Петербурге увеличивается на две тысячи. В этом году ТД написали 7500 человек, из них на «пятерку» – 612 участников, что тоже больше, чем в предыдущие годы.

Стимулом для повышения собственной грамотности явились и награды отличникам, которых чествовали 24 апреля в Театре комедии имени Акимова. Им подарили виртуальные ключи для бесплатного скачивания комплекта «Словари XXI века», а также грамоты и сувениры с символикой акции.


Диктант жив и будет жить

Организаторы продолжают получать бесконечные вопросы от участников. Некоторые, даже отличники, все еще интересуются своими оценками и приходят за работами. Как говорит Елена Калинина, продолжается время жарких споров.

– В планах сделать более разнообразной подготовку и проведение Тотального диктанта, чтобы мероприятие стало интересным еще большему кругу людей.

Флешмоб по проверке грамотности понравился народу. Кто написал один раз – хочет прийти еще, а кто еще не писал диктант – надеется попробовать в следующий раз. Акция охватывает массы и набирает силу. И организатором придется придумывать новые формы и способы привлечения участников. Ведь учиться надо весело, чтоб хорошо учиться.

Нина Башкирова