Продолжением цикла вечеров «Место встречи – Невский, 70. Новые и старые СМИ Петербурга» стала встреча 12 октября с руководителем «Радио России – Санкт-Петербург» Татьяной Мартыненко. Каминный зал Дома журналиста еле вместил всех гостей, желающих послушать знакомый многим ленинградцам-петербуржцам голос, звучание которого само по себе олицетворяет лучшее, что было и есть в петербургском радио.

Ключевое слово – «государственная»

Представляя Татьяну Мартыненко, ведущая встречи арт-директор Дома журналиста Ирина Иванова отметила, что «Радио России – это одновременно и старое, и новое средство массовой информации», которое «выкристаллизовалось внутри петербургского радио». Ленинградское-петербургское радио упоминалось во время встречи весьма часто, с непременным уважением и даже почитанием, как к некоему образцу и эталону радийного искусства. Тем не менее, «Радио России» само уже отметило в прошлом году четверть века.

«Как вы знаете, при Советском Союзе было Гостелерадио. У каждой союзной республики было свое радио, а у России своего радио не было, и в 1991 году оно появилось, – рассказала Татьяна Мартыненко. – Я тогда работала на нашем любимом старом и до сих пор еще работающем ленинградском. А потом так сложилось, что с 2000 года работаю на «Радио России». «Радио России» – это часть большого холдинга, который называется ВГТРК – Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания. Ключевое слово здесь – «государственная». Мы представляем один из 85 филиалов ВГТРК в Санкт-Петербурге».

Кстати, хотя Татьяна Владиславовна дала подсказку про «ключевое слово», ответить на ее вопрос залу, почему передача «Театр у вас дома», начинающаяся в 21.10, заканчивается ровно в 23.56, участники смогли не сразу. Но все же кто-то догадался: «Гимн?».

«Гимн, конечно. После нас гимн, – улыбнулась Татьяна Мартыненко и продолжила рассказ программе передач «Радио России – Санкт-Петербург», которую буквально знает наизусть».

Надо отметить, что сейчас радио работает во всех возможных формах. Во-первых, традиционное радио на «первой кнопке» самого простого радиоприемника.

«Основной и самый наш известный канал – это проводное радио, – поделилась Татьяна Мартыненко. – Мы называем его ГТС. Как раньше шутили: «Наше радио работает как утюг. Его воткни в штепсель, и забулькало».

Во-вторых, в УКВ-диапазоне на частоте 63,3. В-третьих, в онлайн формате. В-четвертых, в FM-диапазоне, и о последнем руководитель радио рассказала особенно подробно: «Наконец, в этом году свершилось то, о чем мы давно мечтали. Мы получили выход на FM. Вот такая странная история, что самый современный, доступный, надежный и стабильный способ доставки радиосигнала – FM частоты – был недоступен для петербургского радио, впрочем, как и для московского тоже. И только в этом году мы получили включение в частоту 99,0. Мы делим ее вместе с Москвой. «Радио России» на FM-вещании строится по принципу слоеного пирога: Москва-Петербург, Москва-Петербург. Москвы сейчас больше. Вот зря сюда не захватила сетку вещания FM – это такая (Татьяна Владиславовна разводит до предела руки) простыня разноцветная. По сути, это расписание поездов. Мы выходим по специальному сигналу, есть некие точки перехода программ, и мы должны очень точно выйти. Если не выйдем, наши программы столкнутся в эфире и будет грязь. И мы стараемся, чтобы этой грязи не было».

Есть магия у радио

На вопрос, какие передачи своего радио его руководитель сама слушает с удовольствием просто как радиослушатель, Татьяна Мартыненко ответила без раздумий: «Всегда, всю жизнь я занималась и на радио, и на телевидении новостями. Поэтому редакция информации и новости – это мои любимые программы. Как любила, так и буду любить всегда». Конечно, слушает Татьяна Владиславовна не только «Радио России», но и другие станции, предпочитая все же «разговорные», такие как «Маяк», «Вести FM», «Эхо Москвы», «Эхо Петербурга».

«У радио есть такая удивительная особенность, – объяснила Татьяна Мартыненко, – я даже не знаю, как ее сформулировать. Вот мне достаточно голоса. Буквы тленны, а голос бессмертен. И когда поэты пишут: «Я целую ваш голос», я понимаю, что они имеют в виду. Потому что многообразие голосов – это такой оркестр. Мне даже иногда может быть неинтересно, о чем человек говорит, я пропускаю мимо ушей, но наслаждаюсь голосом. Есть магия у радио».

Также руководитель «Радио России – Санкт-Петербург» отметила еще одну особенность радиовещания, благодаря которой аудитория у радио есть и будет всегда: «Радио – это очень лояльное СМИ, оно не требует отвлечения внимания. Не нужно сидеть, как у телевизора, можно заниматься своими делами, бриться, жарить яичницу, пить кофе, гладить, что угодно делать. Поэтому радио, на самом деле, у некоторых работает от будильника до гимна. А у некоторых и ночью, потому что вещание на FM круглосуточное. Когда несколько лет назад зашел разговор о том, что телевидение еще как-то барахтается и, видимо, будет продолжать барахтаться, а радио умирает – ни разу в это не верила. И, если вы следите за развитием радиовещания, вы ощущаете, что интерес к радиостанциям огромный. Достаточно сказать, что у нас 35 станций в городе, и это такая очень нестабильная цифра, то больше, то меньше».

Отдельно Татьяна Мартыненко отметила, сразу удостоившись аплодисментов, что «Радио России – Санкт-Петербург» – единственное радио в городе, которое сохранило и развивает детское вещание. И попросила рассказать об этом находящуюся в зале коллегу – Марианну Никольскую.

«Моей особой заслуги в этом нет, – откликнулась Марианна, – я просто подхватила знамя. Всеми нами любимая Инга Николаевна Бочанова и ее знаменитый кот Мурыч. Она кумир моего детства. И так жизнь повернулась, что через много-много лет я как раз продолжила ее дело».

При этом кот Мурыч вместе с Ингой Николаевной обсуждают рисунки, сказки, каждое первое и третье воскресенье месяца. И их слушает вся страна, так как кот Мурыч выходит в федеральный эфир. Все остальные субботы-воскресенья детским эфиром занимается Марианна Никольская, у которой формат передач иной: в них участвуют дети самых разных возрастов, которые обсуждают самые разные темы, посещают различные выставки, музеи, концерты и рассказывают о том, что и как они видели. И для Марианны важно, что это не просто передачи для детей, а передачи, сделанные самими детьми.

«Вначале я сама вела передачи с детьми, они были моими соведущими, – продолжила рассказ Марианна, – но уже много лет пытаюсь и вывожу их на тот уровень, чтобы они сами были радиоведущими и обходились без меня. На записи я сижу в сторонке, иногда, когда мне не понравится какое-то слово, сказанное с ошибкой, могу попросить его переговорить, чтобы оно звучало правильно».

Кстати, одним из таких детей-радиоведущих является и сын Марианны Иван, который буквально вырос на радиостанции. «Когда ему было три года, пока я записывала кого-нибудь выступающего для взрослых программ, он сидел на записи под моим столом, потому что оставить его было просто не с кем, - поделилась Марианна. Неудивительно, что сейчас он уже сам детский радиоведущий и даже может вести прямые эфиры. И в целом на «Радио России» ведущих обычно «выращивают на своей грядке». Так как больше их, судя по всему, брать негде.

«К сожалению, утрачена система подготовки, стажировки, которая у нас была раньше, – считает Татьяна Мартыненко. – Что самое ценное в журналистском обучении? Практика. Когда я училась на факультете, сначала мы практиковались в низовой печати. Самая простая многотиражка, районка – это первая практика. Вторая практика – чуть-чуть повыше… И так мы проходили всю цепочку, не перескакивая ни через одну ступенечку. К концу был какой-то опыт наработан».

На вопрос, как попасть «на грядку, чтобы на ней расти», Татьяна Мартыненко предложила представить ей проект, желательно с пилотной записью передачи. И сразу предупредила: «У нас практически нет текучки, очень стабильный коллектив. Редко-редко у нас кто-то куда-то уходит, и тогда появляются новые люди. Но есть некий актив, который работает за маленькую денежку на договоре, это та самая грядка. И, собственно, все у нас с договора и начинали. Как и мы когда-то с внештатной работы начинали».

Хранители эталонного языка

Журналист Юрий Светов поднял на встрече тему синтезирования различных СМИ в нечто новое: «Я помню Анатолия Новоселова, который впервые стал появляться на пресс-конференциях не только с диктофоном, но и с фотоаппаратом и шутливо называл себя «фоторадиожурналистом». Я давно сотрудничаю с радио «Спутник», и теперь стали говорить: «Дай комментарий для сайта». И в результате то, что я говорю, я вижу, что на сайте напечатано, а в эфир не вышло».

По мнению Татьяны Мартыненко, это общая тенденция развития современных СМИ: «Вектор в эту сторону и направлен. Сейчас любое мало-мальски приличное СМИ имеет свой сайт, что уже расширяет сферу деятельности. Я убеждена, что пройдет какое-то количество времени, и будут объединены новостные редакции телевидения и радио. То, что сейчас делают МИЦ «Известия», что всегда делал BBC. И мне кажется, это очень правильный вектор».

Интересно, что Татьяна Владиславовна еще в 1998 году участвовала в экспериментальном объединении служб информации радио и телевидения. «Мы сделали объединенную редакцию на Чапыгина. Мне кажется, это было очень прогрессивным, но, может быть, мы сделали это слишком рано. Должна сказать, что радийцы очень быстро влились в эту ситуацию, как будто не было проблем никаких. Из них такие хорошие телевизионщики получались…».

По ее мнению, и технологии, и экономика диктуют движение в сторону синтетических СМИ. Надо это понимать, быть к этому готовым и «выращивать синтетических журналистов».

О профессиональных критериях и чистоте русской речи на встрече говорилось очень много. Безусловно, подавляющее большинство современных радиостанций крайне далеко ушло от того «эталонного» образца, который ранее считался «нормой» для радио, да и для телевещания. По мнению Татьяны Мартыненко и большинства участников встречи, авторские передачи и авторские голоса на радио, конечно, должны быть, но все же должен сохраняться и некий «эталон» культуры речи.

«Мне кажется, мы все должны сказать спасибо дикторам радио, – отметила Татьяна Владиславовна. – Профессии такой уже нет. Но, если бы их не было, уверяю вас, ни одно радио не жило бы так долго, как оно живет. Потому что были уникальнейшие люди, действительно носители речевой культуры. И я считаю, что работники радио – это хранители эталонного языка. Если не будет хранителей эталонного языка, то и не будет эталонного, нормативного языка». Руководитель радио, конечно, не имеет ввиду, что надо вернуться к чтению новостей по бумажке: «Пусть останутся авторские программы с какими-то авторскими особенностями, может быть, даже с каким-то несовершенством речи, это возможно. Но есть такие топовые представляющие лицо радио программы, в частности, новости. Ну нельзя там работать картавому человеку, нельзя».

И хочется присоединиться к высказанному в конце встречи журналистом Юрием Песьяковым пожеланию «держать эталон»: «Должен быть какой-то эталон, на который можно посмотреть. И даже не эталон в смысле подражания, а просто посмотреть, какая школа. Пусть будут новаторские, тысячи и миллионы, но где-то должен быть, остаться эталон».

Партнер проекта – интернет-канал Piter.tv. Запись прямой трансляции встречи https://piter.tv/conference/783/

Видеоролики с эпизодами встречи размещаются на нашем Youtube-канале SPBSJRU

МНЕНИЕ

«С моей точки зрения, слухи о смерти радио, как и телевидения, совершенно беспочвенны. Радио будет всегда, и телевидение будет всегда, и интернет будет всегда. Конечно, сейчас многое уходит в интернет. Но не только интернет преобразует форматы, наша жизнь преобразует. Не только радио, любое СМИ – газета, телевидение – преобразуются, и это нормально. У нас жизнь поменялась, конечно, и формат должен меняться».

Генеральный директор «Первого канала – Санкт-Петербург» Наира Паповян