В Доме журналиста 12 июля прошел очередной обучающий семинар по русскому языку для представителей средств массовой информации на тему: «Язык СМИ: стиль и норма». Много интересного, полезного и даже удивительного присутствующим рассказала кандидат филологических наук, старший преподаватель кафедры русского языка филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, член Совета по культуре речи при губернаторе Санкт-Петербурга и член Совета по русскому языку при Президенте РФ Светлана Викторовна Друговейко-Должанская.

Сподвигнуть или подвигнуть?

Начиная семинар, Светлана Викторовна напомнила присутствующим тему прошлой встречи (на ней беседа шла об устойчивых мифах, присутствующих в головах носителей русского языка). И один из таких мифов – это то, что русский язык «портится». По мнению лектора, проблема отнюдь не в неграмотности, а в невежестве. «Не стыдно чего-то не знать, мы все не все знаем. Но стыдно быть уверенным в том, что все знаешь. С языком – как с медициной и воспитанием детей. Все хорошо знают, как лечить, воспитывать и пользоваться языком. Каждый точно знает, как правильно, и проверять эти знания в словарях не нужно. Как я говорю, так и правильно».

В подтверждение этого тезиса Светлана Викторовна попросила поднять руки тех, кто употребляет глагол «сподвигнуть», а потом тех, кто использует «подвигнуть». Результат оказался «типичным».

– Всегда на «сподвигнуть» лес рук, а на «подвигнуть» недоуменные взгляды. Тем не менее, коллеги, все ровно наоборот. Глагол «сподвигнуть» не зафиксирован ни в одном словаре русского языка, кроме последнего выпуска орфографического словаря. Но массовое употребление этого глагола по какой-то причине началось в 90-е годы прошлого века. И, конечно, это слово в будущем появится в словарях, в начале с пометкой «разговорное». Ничего страшного в этом нет. Но это симптоматично, как мы с вами сейчас уверены, что это слово – правильно.

Миф о том, что «народ становится более безграмотным», по мнению Светланы Викторовны, связан с демократизацией нашей жизни.

– Раньше речь, которую мы слышали благодаря ТВ и радио, была речью не спонтанной, а подготовленной. Новостные тексты были записаны заранее, обработаны редактором, дикторы их лишь произносили. И вероятность ошибки была существенно меньше. Сейчас говорит большее количество людей. На улице могут взять интервью у кого угодно.

ОдновремЕнно или одноврЕменно?

Тема этого семинара «Язык СМИ: стиль и норма». И именно о нарушениях этой нормы лектор подробно рассказала аудитории, приведя в пример типичные, совершаемые журналистами ошибки в области русского языка: «Конечно, ошибки, допускаемые журналистами, – типичны для всех носителей языка». Но в речи журналистов они не только более заметны, но и более важны, так как то, что попадает в язык СМИ, воспринимается читателями, слушателями и зрителями как «нормативное». Поэтому, по мнению лектора, ответственность журналистов за введение в употребление тех или иных форм очень велика.

Самые распространенные ошибки лектор разделила на орфоэпические, грамматические и лексические.

– Многочисленные мониторинги русского языка, проводимые регулярно лингвистами, показывают, что даже самые грамотные издания допускают в среднем одну ошибку на страницу текста. И даже самые грамотные телеканалы делают от трех до четырех ошибок в час. Например, телеканал «Россия 1» – три ошибки в час, а Первый канал – одиннадцать ошибок в час. И, если говорить об устной речи, среди наиболее частых ошибок – нарушения орфоэпических норм.

Среди этих нарушений, в первую очередь, Светлана Викторовна уделила внимание постановке ударения, при этом заметив, что наиболее быстрые изменения норм происходят именно в ударениях.

– Сейчас «одновремЕнно» и «одноврЕменно» являются вариациями нормы и даются в словарях без пометок. Но не даром на первое место в словарях всегда ставят форму «одновремЕнно», так как она является предпочтительной, то есть более классической.

Помимо ошибок в ударении лектор, в числе других распространенных орфоэпических проблем, назвала неправильный выбор твердого или мягкого согласного перед буквой Е («тенден(Ь)ция»), ненужная вставка Н или М («инци(Н)дент» вместо «инцидент», употребление Ё вместо Е («афЁра» вместо «афЕра», «опЁка» вместо «опЕка»).

Лектор также отметила, что исчезновение Ё из письменных текстов приводит не только к изменению употребления слов, но и нормы.

– Еще несколько десятилетий назад нормой было употребление только таких форм, как «жЁлчь», «берЁста», «планЁр». Сейчас, боюсь, «планЁр» вы и не слышали, «берЁста» кажется устаревшим словом, а «жЁлчь» – неправильным. Хотя эти варианты до сих пор входят в норму, более употребительными стали «жЕлчь», «берЕста» и «плАнер», в последнем случае изменилось не только произношение, но и ударение.

Также присутствуют в речи работников эфира разнообразные вставки, пропуски и замены букв в малоупотребительных и заимствованных словах («аНбиция» вместо «амбиция», «проЭкт» вместо «проект») и очень сильные отклонения от норм интонирования в речи.

– Многоударность, недостаточное выделение ударного слога, неотчетливые логические ударения, неумелое использование пауз, темпо-ритмическое однообразие и излишне убыстренный темп, превращающий речь в нечеткую скороговорку. И самое распространенное и заметное – «висячая интонация», то есть недостаточное понижение тона в конце повествовательной фразы.

Кстати, оказывается, именно из-за свойственного русскому языку понижения тона в конце повествовательной фразы многим иностранцам наш язык кажется угрюмым, так как большинству европейских языков свойственно повышение тона (для нас создающее впечатление незаконченности текста).

Правильно ли «поменять карьеру»?

В письменной речи, безусловно, чаще всего встречаются орфографические ошибки и нарушения пунктуационных норм. По мнению лектора, особенно этим грешат рекламные тексты.

– Ничего не удается лингвистам сделать с текстами рекламы, хотя мы на протяжении многих лет ведем переговоры с ФАС по поводу того, чтобы орган «лингвистической полиции» (шучу) мог отслеживать тексты с точки зрения соблюдения в них норм правописания и иметь влияние. Пока наше законодательство этого не допускает, а ведь эти ошибки буквально врезаются в память.

Присутствующим Светлана Викторовна напомнила слова Тургенева, которыми он объяснял дочери важность орфографии: «Делать орфографические ошибки – это нечистоплотность, то же самое, как если бы ты сморкалась пальцами».

Впрочем, хотя ошибки в правописании более заметны, более «страшны» нарушения лексических и грамматических норм.

– Научиться правильно ставить ударение не так уж трудно: надо регулярно заглядывать в словарь. Научиться грамотно писать тоже не очень трудно, если делать это регулярно и проверять себя. А вот понимать значения огромного количества слов и нормы сочетаемости намного труднее.

При этом соблюдение лексических норм – важное условие человеческого общения. Их нарушение неизбежно приводит к проблемам во взаимопонимании (или, как говорят лингвисты, «коммуникативной неудаче»).

Светлана Викторовна повеселила аудиторию несколькими примерами. В том числе из анекдота, в котором к «трагедии» привел неправильный порядок слов в предложении.

– Вы ударили своего мастера молотом по голове и утверждаете, что он сам попросил вас об этом?

– Да! Мастер мне сказал: «Я выну подкову из печки и, когда кивну тебе головой, ты ударишь по ней молотом».

Лектор перечислила самые частотные лексические ошибки, сопровождая каждую примерами из публикаций в СМИ. Например, часто в текст включаются заимствованные слова, а их значение не вполне известно говорящему или пишущему.

– Журналист пишет: «Примерно половина из прошедших обучение поменяли свою карьеру». Карьера – это продвижение в служебной деятельности, достижение известности. Нельзя «поменять карьеру», можно «поменять профессию», а карьеру можно сделать. Еще один пример: «Чтобы улучшить криминогенную обстановку в городе, правоохранительные органы делают…» Но криминогенный – это способствующий совершению преступления. Можно изменить криминогенную обстановку, но не улучшить, иначе смысл получается противоположный.

Амбиции – это хорошо или плохо?

Впрочем, зачастую заимствованные слова, если они входят в массовое употребление, расширяют свое значение, что фиксируют словари. Светлана Викторовна привела в пример слово «амбиции». Еще два-три десятилетия назад это слово употреблялось лишь в негативном значении: «неоправданные амбиции», «дешевые амбиции». Когда-то давно слово было заимствовано из французского языка, где негативная окраска сохраняется до сих пор. Но у нас в конце ХХ столетия произошло повторное заимствование этого слова из английского языка, где негативной окраски нет. И теперь совершенно нормально сказать «здоровые амбиции» или «я – амбициозный человек», не имея в виду ничего негативного.

Лектор также отметила, что грустно, когда неправильно употребляются заимствованные слова, но «еще грустнее, когда это происходит с русскими словами. Такие ошибки порой становятся настолько частотными, что входят в массовое употребление и становятся просторечием. Например, «он занял мне 100 рублей» – неверное сочетание, правильно говорить «одолжил 100 рублей». Но для просторечия такое употребление характерно».

Еще одно распространенное явление, нарушающее ясность речи, – неправильный выбор слова из синонимического ряда, впрочем, так же, как неправильный выбор антонимов и паронимов.

– У нас есть множество синонимов со значением причины: вследствие, ввиду, благодаря и так далее. Пример: «Благодаря пожару многие жители поселка остались без крова». В чем ошибка? Предлог «благодаря» может употребляться только по отношению к тому действию, которое имеет положительный результат. Для нас в этом слове еще очевидна его связь с глаголом «благодарить». Но эта ошибка становится все более частотной.

Также к непониманию часто приводит многозначность слова, которая не снята контекстом, или неполнота высказывания, пропуск слова, вызывающий нарушение грамматики. В качестве примера лектор использовала фразу «автор сочувствует и даже восхваляет своего героя»: «Сочувствует – кому? Восхваляет – кого? Здесь правильный вариант «автор сочувствует своему герою и даже восхваляет его».

Впрочем, причиной лексической ошибки может быть не только неполнота высказывания, но и его избыточность. Именно этим «страдают» фразы «эпоха нашего времени» или «с помощью эмпирического опыта», так как эпоха и есть время, а эмпирический – основанный на опыте.

– Лингвисты отмечают, что в последние годы наиболее распространенной ошибкой стало употребление «о том» после разных глаголов. Это тоже можно квалифицировать как избыточность. Например, «депутат отметил о том, что…».

Могут ли цены быть дешевыми?

Особое сожаление у филолога вызывает то, что среди наиболее частотных проблем у говорящих и пишущих молодых людей находится неверное употребление фразеологизмов и их незнание.

– Я участвую как автор заданий в лингвистической викторине на канале «Санкт-Петербург». Соревнуются школьники старших классов. Контаминация фразеологизмов – достаточно частотная ошибка и в журналистских текстах. Пример из статьи: «Умный человек не будет махать бисером перед кем попало» при оригинале «метать бисер перед свиньями».

Лектор призвала особое внимание уделять сочетаемости одних слов с другими, напомнив, что, хотя с грамматической точки зрения каждое слово обладает широчайшей сочетаемостью, лексическая сочетаемость гораздо уже.

– Любое существительное можно грамматически сочетать с любым прилагательным, но лексически нет. Цены не могут быть красными или зелеными, ценники – могут. Цены не могут быть дешевыми, только высокими или низкими. Дешевыми могут быть товары. Тост можно только произнести – это речь, а поднять – бокал. Одержать можно победу, завоевать награду, а не наоборот. Мы должны понимать и чувствовать внутреннюю форму слова.

В течение всего выступления Светлана Викторовна призывала журналистов регулярно пользоваться словарями, причем обязательно современными, так как даже в самых заслуженных изданиях прошлых лет могут быть отражены уже устаревшие нормы. И завершила лекцию словами: «Это все типичные ошибки, избежать их можно благодаря вниманию к нашему языку, желанию учиться и бесконечному обращению к словарям».

Серию обучающих семинаров по русскому языку для представителей СМИ проводит Комитет по печати и взаимодействию со средствами массовой информации совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом и Советом по культуре речи при Губернаторе Санкт-Петербурга.