Исчезает печатная пресса, деградирует телевещание, теряет аудиторию классическое радио – в масс медиа диагностируют кризис. Потеря преемственности в семьях потомственных журналистов – еще одна его примета. Мы попросили поделиться своими мыслями о будущем отрасли представителей известных петербургских журналистских династий.

Радиосемья

На радио тоже работает династия журналистов, правда, еще очень молодая: родители Алексей Ерофеев и Марианна Никольская и их 13-летний сын Иван. Алексей и Марианна активно приобщают ребенка к профессии. Парень уже не первый год сотрудничает с газетой «Пионерская правда» и журналом «Костер», писал статьи о футболе даже во взрослые издания «Спорт экспресс» и «Советский спорт», вместе с мамой с шести лет ведет передачи на радио, выступает на пресс-конференциях, выигрывает журналистские конкурсы и ездит на чемпионаты. Словом, живет настоящей репортерской жизнью, познавая радости творчества и сладость побед. Успел столкнуться и с негативной стороной публичности – завистью одноклассников и непониманием учителей.

Я хочу быть спортивным журналистом, очень люблю биатлон и футбол. Мне нравится, как комментируют спортивные соревнования Дмитрий Губерниев и Кирилл Набутов. Это всегда неожиданно и интересно. Надо иметь очень широкую эрудицию, чтобы так вести репортажи со спортивных соревнований. К спорту меня приучил папа, это он показал мне лучших спортивных комментаторов. А еще мне нравится спортивная журналистика за возможность ездить в разные страны. Этой весной я был в Италии. За победу в журналистском конкурсе статей о футболе меня пригласили в качестве собкора «Пионерской правды» на финал Лиги чемпионов в Милане и турнир «Футбол для дружбы».

А вот родители Ивана Ерофеева пришли в журналистику по воле случая, хотя теперь понимают, что подсознательно этот случай искали.

Школьницей я любила газету «Известия», где больше всего меня интересовали международные новости, а слушая радио, восхищалась передачами Инги Бочановой. С ее дочерью мы учились в одном классе и даже дружили. Но я никогда не помышляла о том, чтобы стать радиожурналистом. Эта профессия мне казалась заоблачной и недосягаемой. Я занималась в художественной школе, после школы поступила в Мухинское училище и стала работать художником-дизайнером, а затем преподавателем живописи у детей. Моя жизнь изменилась после знакомства с Алексеем: мало того, что он стал моим мужем, но еще и вовлек меня в профессию. Я стала писать в газеты, а потом пришла на «Радио России», где, по иронии судьбы, заменила Ингу Бочанову, став редактором детских программ.

Алексей Ерофеев увлекался топонимикой и историей Петербурга, работал в комиссии по сохранению исторических домов и названий улиц при Фонде культуры, и сегодня темы его передач на радио связаны с краеведением, историей и культурой города. А писать начал гораздо раньше, когда сразу после армии пришел работать в Бюро научно-технической информации облсельхозтехники. Перекладывал на литературный язык рацпредложения, которые отсылали в районные газеты. Потом друг предложил писать в московское агентство «Постфактум» новости о культуре, затем были газета «Вести», «Парламентская газета». На радио «Петербург» Алексей сначала приходил как выступающий, рассказывая об истории и сохранении улиц, и вот уже несколько лет ведет информационно-музыкальную программу «Петербургская панорама».

«Деньги никогда не были главным»

Радиожурналистика тоже умирает, это печально, говорит Алексей. Существует радио «Петербург», «Радио России», «Эхо Москвы» и еще несколько радиостанций, на которых еще вещает настоящее радио: передают информацию, беседы с людьми, интервью, аналитические материалы. А на большинстве FM-овских каналов гоняют музыку и ведут пустопорожние разговоры. Они вытесняют классическое радио. Но пока оно свою нишу занимает, нас слушают не только люди среднего и старшего возраста, но и молодежь.

Классическое радио со своими познавательными программами существенно потеряло аудиторию, но, в отличие от телевидения, не утратило профессионализма. Возможно, поэтому здесь еще не так сильно чувствуется приближение кризиса. Хотя был период, когда на радио перестали платить гонорары нештатным сотрудникам, и Марианна согласилась работать бесплатно, чтобы иметь возможность рассказывать о том, что ей интересно.

Это для меня было как глоток свежего воздуха – возможность самовыражения.

А потом ее взяли в штат, и теперь она редактор радиоканала "Детский остров" и ведущая программ "Солнечное колесо" и "Петербург многоконфессиональный".

И Ваня не пропадет, мы привили ему любовь к профессии, тягу к знаниям, развили способности и помогаем осваивать ремесло. Но потом он будет пробиваться сам, если ему это интересно. Я считаю, что каждый человек должен найти то дело, которым он готов заниматься даже бесплатно. Для нас деньги никогда не были главным.

Если придется, то я буду подрабатывать официантом в каком-нибудь хорошем кафе. Мне эта профессия всегда нравилась после журналистики, улыбается Ваня.

Зарплаты на радио и сейчас невысокие. Зависимость и готовность работать в определенном «формате» появляются не на пустом месте. Если журналист не может, как говорит Кирилл Набутов, есть с руки, он часто уходит из профессии: идет в копирайтеры, SMM менеджеры или открывает бизнес, становится педагогом, хэндмейкером, портным или массажистом. Виктору Набутову удается совмещать любимое дело и доходный бизнес: он владеет сетью ресторанов, инвестирует в новые технологии и преподает. Но не у всех так получается.

Продолжение следует

Часть 1 Часть 2 Часть 3