Исчезает печатная пресса, деградирует телевещание, теряет аудиторию классическое радио – в масс медиа диагностируют кризис. Потеря преемственности в семьях потомственных журналистов – еще одна его примета. Мы попросили поделиться своими мыслями о будущем отрасли представителей известных петербургских журналистских династий.

«Пришла попробовать и осталась на полжизни»

Многие профи приходят в нашу профессию неожиданно, испытывая острое желание «изменить» мир или хотя бы повлиять на него. Так получилось у тележурналиста Лады Мещеряковой.

Я в школе неплохо писала сочинения, родители, и учителя мне часто говорили: «Тебе надо поступать на журналистику, ты хорошо сочиняешь». Но в те времена было столько выдающихся репортеров, знаменитых журналистов-международников, что мне страшно было подумать, что можно оказаться в их рядах. Поэтому я и не собиралась становиться журналистом. Поступила в финансово-экономический институт и после его окончания нашла хорошую работу.

Вмешался случай. Будучи спортсменкой и выступая за сборную города по легкой атлетике, Лада открыла любимую газету «Спортивная неделя Ленинграда» и, к своему удивлению, не нашла там ни одной публикации о Кубке России.

Писали о футболе, еще раз о футболе и немножко о хоккее, но о легкой атлетике ни слова, хотя это были серьезные соревнования. Помню, меня так возмутил этот факт, что я написала гневное письмо в редакцию с напоминанием о том, что отечественная легкая атлетика родилась именно у нас, под Петербургом и что в нашем городе проживает более 80 Олимпийских чемпионов, отнюдь не футболистов. И однажды в мою дверь постучали: на пороге стоял молодой человек с моим письмом и сказал, что главный редактор газеты Магда Алексеева хотела бы со мной поговорить. Приехала в редакцию, пообщались, Магда Иосифовна спросила, знакома ли я с легкоатлетами, которые едут на Чемпионат мира, предложила записать с ними интервью. Через несколько дней я принесла текст. Так уж получилось, что первый мой материал в газете к тому моменту уже «Спорт. Человек. Время» вышел на целую полосу. Кстати, потом я узнала, что мое гневное письмо попало в руки Бориса Ходоровского спецкора газеты и классного журналиста, он был «дежурным по номеру», прочитал мои возмущенные тирады и посоветовал «найти эту девочку, потому что из нее может что-нибудь стоящее выйти». До сих пор, пересекаясь на разных спортивных соревнованиях, шутим с Борисом Матвеевичем, что он мой «папа» в профессии. И на ТВ тоже случайно оказалась. Со многими телевизионщиками знакомы были, работаем же на одних мероприятиях, сказали, что в спортивной редакции нужен корреспондент, а это ж так интересно, со стороны особенно: большие автобусы с буквами ТВ, много камер, техники, люди такие серьезные вокруг этого всего ходят, ух! Пришла попробовать и осталась на полжизни. Начинала в спортивной редакции на канале «Петербург – 5 канал», потом много работала в новостях на «Пятом» и на Первом канале. Показывала почти все крупнейшие спортивные турниры от Игр Доброй воли в 1994-м до Олимпиады в Сочи.

Сейчас Лада работает менеджером, организатором проектов на «Пятом канале» и делает авторскую программу «Обзор спортивной недели» на «Радио Петербург». А дочь Диана Логвиненко (папа телеоператор Дмитрий Логвиненко, работал в программе «600 секунд», в новостях Пятого канала) учится на режиссера телевидения в Институте телевидения, бизнеса и дизайна. Не совсем журналистика, но очень близко. Ее выбор очевиден, но родители в этом участия не принимали, говорит Лада.

Мы никогда не таскали ребенка с собой на съемки, но там, где оба родителя работают в новостях, это «информационное поле» продолжается и дома. Естественно, дочь все эти разговоры слышала. Она в 6 классе училась, когда сама записала свой первый ролик и смонтировала на простеньком китайском смартфоне: про одноклассницу, влюбленную в кинозвезду и мечтающую о нем на уроке. Никакой супертехники у нее не было, а мысль и идея были, и она сама сообразила, как это сделать, скачала какую-то монтажную программу из интернета.

Не могу сказать, что мой папа учил меня, как снимать кино, рассказывает Диана. И от мамы я не слышала профессиональных наставлений, но конечно, разговоры «по работе» в семье были и не проходили мимо моего уха. Но не думаю, что они оказали какое-то влияние на выбор профессии. Единственным требованием мамы было, чтобы я куда-то поступила, хоть в колледж, если не хватит баллов для института. А мне хотелось стать режиссером и показывать спортивные соревнования. Хотя теперь я думаю, что пойду работать в кино, и даже не режиссером, а, скорее, оператором, потому что «делать картинку» мне гораздо ближе, чем управлять и командовать всем процессом. Не скрою, что я горжусь своей фамилией и, когда выйду замуж, не буду ее менять. Имя отца помогает в работе, конечно, во-первых, потому что его многие в профессии знают, а во-вторых, у меня всегда есть возможность получить дельный совет специалиста.

«Журналистика просто видоизменилась»

Настоящий профессионал в журналистике найдет свое место, и я бы не стала отговаривать Диану заниматься этой профессией, если бы поняла, что «это ее», как говорится, но работа с видео ей удается гораздо лучше, говорит Лада Мещерякова. Я не думаю, что журналистика умирает или даже переживает кризис, она просто видоизменилась. Если раньше человек, который назывался журналистом, выезжал на событие или мероприятие, потом возвращался и писал текст, этакий отчет, сочинение «как я провел эти два часа». Настоящих репортеров классных, интересных, как и настоящих репортажей было очень немного. А теперь журналист должен быть многофункционален, уметь быстро не только находить и записывать, но и передавать информацию, грамотно использовать и технику, и возможности передачи, чтобы быть первым, чтобы тебя увидели и прочитали раньше, чем других, а это значит, уметь работать в интернете, в социальных сетях. Да и найти героя, найти того, кто даст тебе уникальный комментарий, вытащить из интервьюируемого самое важное, самую «соль» надо уметь самому и быстро, иначе опередят, иначе ты уже не будешь интересен. Сейчас хороший журналист совмещает в себе массу профессий. И если человек умеет смотреть по сторонам и замечать то, чего не видят другие, грамотно и интересно об этом рассказать и показать, применение он себе всегда сможет найти. Если не на важном телеканале или в знаменитой газете, так в интернете. Есть пример Юры Дудя: коллега ушел с большого государственного телеканала и сделал свой проект на YouTube, получил за полгода больше миллиона подписчиков, у него на госканале таких цифр не было. Потому что главное – содержание, главное – быть интересным, а уж выпустить это в мир сейчас не проблема.

Родители вряд ли оказывают серьезное профессиональное влияние на выбор детей: талантливый человек пробьется, а бездарному и протеже не поможет, соглашается с мамой Диана. Но сегодня я не вижу среди студентов своего вуза, которые учатся на факультете журналистики и работают на нашем институтском телеканале, детей журналистов. Все это молодые люди, которые поступили в вуз самостоятельно, правда, не понимают зачем. Я работаю на практике в приемной комиссии, причем выбрала эту практику специально, и, разговаривая с абитуриентами, вижу, что их влечет в профессии журналиста или кинорежиссера. Большинство – желание быть в кадре и стать знаменитым, а не освоить профессию. Примерно два человека из десяти хотят получить знания. Спрашиваю: на кого из профессиональных журналистов вы хотели бы равняться, кого знаете? Отвечают: у меня будет свой стиль. Да и с обучением тоже есть вопросы: даже если теория преподается грамотно и интересно, в нашей работе важна практика, а те, кто пытается пройти практику на ТВ, сталкиваются с нежеланием телевизионщиков передавать им мастерство, никто не хочет тратить время на новичков, некогда – люди работают. Можешь походить просто так, все равно ничего серьезного не доверят.

Профессионал себя найдет всегда

В печатных СМИ кризис заметен еще более. Вероятно, поэтому поговорить с представителями газетных династий не удалось. Кто-то воспринял это предложение с недоверием, другие не захотели поделиться размышлениями, третьи уехали…

Сын Аллы Борисовой (обладательница премии «Золотое перо», работала в «Невском времени» и агентстве БалтИнфо, была автором и главредом журнала для подростков «Миг»), ныне живущей и пишущей в Израиле, тоже пошел по ее стопам. Даниил Борисов руководит пресс-службой комитета по образованию в Петербургской администрации. Это уже новая династия, рожденная в непростое время. Насколько в ней сохранится преемственность, покажет будущее. Сама Алла, не убегая от нашего кризиса, а идя навстречу новым трудностям, связанным с адаптацией в другом обществе и совершенно ином медийном пространстве, успешно преодолевает их, продолжая карьеру журналиста и редактора. И за сына не беспокоится.

Мой сын в 16 лет не думал, хочет ли он стать журналистом или пиарщиком. Мне кажется, это вообще не время для самоопределения. А я хотела, чтобы он поступил в Политехнический университет. Обладая отличными способностями и в технических, и в гуманитарных дисциплинах, он, тем не менее, после подготовительных курсов заявил, что никогда больше не будет сдавать математику. И мы отправились на журфак. То есть исходили из его желаний, а он, конечно, в чем-то следовал моей модели. Мама и бабушка – филологи… Интересно ему стало позднее, когда он учился на вечернем и параллельно работал в газетах и пиаре… Так и стал профессионалом. Опасаюсь ли я за его будущее? В общем, нет. Профессионал себя найдет всегда, а он профи.

Часть 1 Часть 2 Часть 3