Любовь в поисках компромисса

Петербург не принимал. Во всяком случае, так казалось героине нашей рубрики. В какой-то момент переезд в Северную столицу из Ивангорода представился пустой затеей или даже безумием. Нелюбимая работа в издательстве за низкую плату, регулярные звонки маленьких сыновей, просивших ее вернуться обратно, – все это нагоняло депрессию. Добавьте к уже перечисленному весомые аргументы знакомых – мол, в питерскую журналистику все равно не возьмут.

Поэтому Любовь Лепшина уже была готова уехать, но... случайно узнала, что в одном информагентстве ищут журналиста на социальную тематику.

– Здравствуйте, я слышала, вам нужен журналист – радостно выпалила она в трубку главному редактору. – Когда я могу подъехать – сегодня (была уже пятница – прим.) или в понедельник?

Собеседование было назначено на понедельник. Люба очень волновалась. Главный редактор встретил ее напару с главой петербургского отделения РИА Новости Константином Шолмовым. Потом они долго расспрашивали о том, какое отношение она имеет к журналистике и какие успехи на этом поприще. Потом был небольшой экзамен на тему: «Кому вы будете звонить, если…» Испытание Люба выдержала.

«Газета пришла за мной»

Любовь Лепшина после окончания школы пошла учиться в Институт внешнеэкономических связей и права на пиар-менеджера. Однажды ей предложили писать в Кингисеппскую районную газету «Время», она согласилась. Публикаций было не очень много, но их подготовка стала приятным хобби. Когда знакомая позвала на завод «Веда-ПАК» на место редактора корпоративной газеты, раздумывала недолго. Наверное, здесь и началось ее становление, как журналиста. Здесь произошло несколько трагикомичных и в то же время поучительных историй.

Например, однажды она брала интервью у поляка. Переводчика не было, а переспросить лишний раз Люба постеснялась. Да и подумала, раз собеседник плохо говорит по-русски, то вряд ли разберется в написанном ею материале. Оказалось, читать по-русски польский товарищ умеет великолепно. Его фраза: «Я этого не говорил!» заставила краснеть юную журналистку.

Или вот еще. Снимая производственный процесс на заводе, Люба забрела в цех, где по трубам в плавильную печь поступает шихта (смесь материалов – прим.). Как раз в этот момент кусок шихты застрял в трубе и рабочие принялись разбивать ее кувалдами. Этот, показавшийся интересным Любе рабочий процесс, был запечатлен на фотокамеру, потом фотографии были опубликованы. В итоге ее вызвала начальница… Как выяснилось, разбивать шихту кувалдами ни в коем случае нельзя.

После смерти главы холдинга Кирилла Рогозина корпоративное издание прикрыли, как лишнюю строку расходов. Люба сделала несколько репортажей в газету «Иван-Город». Редактор Анна Ивановна Ножнина мечтала видеть Любовь Лепшину в рядах своих сотрудников, но той пришлось выбирать между понравившимся делом и приличной зарплатой. Так она оказалась в Ивангородском центре устойчивого развития, который пятью годами позже взял под свое крыло ивангородскую газету. На что Люба пошутила: «Газета пришла за мной!» Сначала она написала о плохом состоянии детских площадок в городе. И… понеслось. Работая здесь, она и получила пригодившийся потом в Петербурге опыт.





От комплекса провинциалки до широких горизонтов

Ее приняли на работу в агентство. Пусть даже с испытательным сроком в месяц. Она поставила себе цель доказать, что чего-то да стоит. А сделать это было сложно с комплексом провинциалки. Когда-то она услышала: «Люба, сразу видно, что ты не профессиональный журналист! Ты же журфак не заканчивала?» Поэтому боялась снова услышать эту фразу. И заболела Люба, наверное, тоже от страха. С высокой температурой ходила на работу и тут поняла, что не может написать статью потому, что не видит экрана. Но не могла и представить, если бы ей сказали: «Только работать начала, а уже на больничный».

– Коллеги меня приняли без заносчивости и снобизма, во всем помогали, консультировали, – вспоминает Любовь Лепшина. – Учили писать, фотографировать, снимать и монтировать видео. Кстати, как оказалось, много сотрудников было с техническим образованием и многие не учились на журфаке. Особенно сложно мне давалось техническое оформление новостей. Часто приходилось давать по нескольку новостей. Времени не было, а нужно было сформулировать новость в голове и надиктовать ее по телефону.

Несколько раз ее статьи становились лучшими по итогам недели, а один раз даже попали в тройку лучших по всему РИА. Это был трогательный рассказ о том, как встречали Новый год в блокадном Ленинграде. Материал, признается Любовь, она психологически очень серьезно выстрадала, пропустила через самое сердце… Видимо, поэтому он и удался.

Но неожиданно грянула реорганизация и две трети сотрудников попали под сокращение. Но для Любы агентство оказалось стартовой площадкой, открывшей дальнейший путь. Любу приняли продюсером программы «Добро пожаловаться» на «100 ТВ». Как выяснилось, жизнь у продюсера весьма не простая и протекает она в поиске героев для передачи, согласовании съемок. А еще нужно найти спикеров и комментаторов. Согласовать съемки и с ними. На телевидении было интересно, но была тоска по живой корреспондентской работе. Когда ее пригласили в открывшееся «Федеральное агентство новостей», согласилась не раздумывая. Тем более, что ее главным редактором, как и в РИА Новости, вновь стал Влад Краев, и здесь работали еще другие бывшие ее коллеги. В конце августа Люба начала писать еще в одно новостное агентство.

Разговор по душам

У Любы было любимое дело и хорошие деньги. И все-таки через год она решила вернуться в Ивангород. Пришлось выбирать между семьей и любимым делом.

И вот мы сидим с Любой на ее крохотной кухне. Она то и дело отвлекается, чтобы помочь сыновьям с уроками. Под ногами вьется ласковая кошка Плюша. Пьём чай и общаемся.

– Понимаешь, – объясняет Люба, – я искала варианты жилья в Питере. Надеялась продать квартиру здесь и взять ипотеку, перевезти детей. Но поняла, что сумма все равно непомерная, одна с двумя детьми я ее не потяну. Вот и пришлось вернуться. Это журналиста на рабочем месте можно заменить, а мать не заменишь. Спасибо моим родителям, помогали мне с сыновьями, но я им нужнее, пока они маленькие.

– А если не секрет, почему ты ушла из ивангородской газеты?

– Не секрет. Потому что с уходом Татьяны Шаровой с должности руководителя МФ «ИЦУР» и главного редактора газеты «Иван-Город» я перестала видеть для газеты какие-либо перспективы. Она была действительно хорошим руководителем. Какой у нас был коллектив, какие дискуссионные статьи писали! Мы всегда могли рассчитывать на поддержку и защиту главного редактора. В провинциальной журналистике есть своя прелесть – ты знаешь, для кого пишешь, про кого пишешь. Конечно, Ивангород должен иметь свою газету. Ее можно сделать интересной. Помимо местных острых тем, есть еще много других. Например, та же пенсионная реформа. Нужно просто пойти в местный пенсионный фонд и обо всем расспросить, но расспрашивать некому... Почему не осталось журналистов? Потому что нет денег.

– Сейчас и в Петербурге непростая ситуация в медиа пространстве. Что посоветовать выпускнику школы, который хочет быть журналистом?

– Пусть идет и поступает. Но не знаю, на журфак ли. Журналист – это в первую очередь призвание и любовь к профессии. Студенты журфака могут во время практики завязать полезные контакты, что поможет трудоустроиться. Но хорошо бы еще, чтобы восприятие самой профессии было правильным. А то приходят на практику девушки: «Я светская журналистка, буду брать у звезд интервью». А ее в Ленинградской области в какой-нибудь коровник посылают. И начинаются разочарования.

– Ну, а ты смогла себя применить в родном городе?

– Нет пока. При том, что я не только на журналистику заточена. Работа в рекламных агентствах и в визовом отделе муниципального фонда тоже дали определенные знания и умения. Но нужно сознаться, чувствую профессиональный зуд. Сейчас пишу заметку для своих в Петербург. Мне сказали, что всегда примут от меня любую информацию. Это приятно. Ну и занимаюсь детьми. Компенсирую упущенное за прошедшие годы. Но мечтаю найти компромисс, чтобы можно было и с детьми быть, и любимым делом заниматься.

Елена Силкова