Куда деваются выпускники журфака?

Журналист Алла Репина обобщает результаты опроса spbsj.ru

Из половины выпускников дневного отделения, окончивших журфак в середине двухтысячных (около полусотни человек), в медиа сейчас заняты менее десятка.

В основном это работники телевидения и несколько фотографов, которые иногда публикуются в СМИ (репортажная и рекламная съемка). Несколько пишущих ребят не привязаны к какому-либо изданию, для них это не основной заработок. В газетах и интернет-изданиях не работает никто. Отвечать на наши вопросы респонденты согласились на условиях анонимности. Приводим часть развернутых ответов.


Помощники нашего сайта задали коллегам такие вопросы:

1 По какой причине вы пошли на журфак? (ожидания, цели)

2 Был ли у вас опыт работы в медиа? (во время обучения или после)

3 Почему передумали/перестали заниматься журналистикой?

4 Чем занимаетесь сейчас?

Вот как ответили опрошенные.


Светлана
1 В школе занимались газетой, понравилось. Хотелось общаться с разными интересными людьми, отстаивать правду, как в телевизоре. Ну, это детские мечты, сами понимаете.
2 Опыт работы был. На третьем курсе уже начала работать в штате одной радиостанции. После окончания университета тоже работала по специальности в течение трех лет или больше. Надо же было как-то на хлеб зарабатывать).
3 Банально: не мое, характер не тот, нет цинизма, не умею выколачивать из людей информацию. А также скучно и неинтересно. Все покупается и продается, как выяснилось, даже в СМИ с налетом романтики.
4 Сейчас преподаю английский в университете.



Анна
1 Была мечта стать журналистом и там не было математики.
2 Был опыт работы в медиа и до, и во время, и после учебы.
3 Очень сложная и низкооплачиваемая работа.
4 Связи с общественностью, дизайн, реклама.


Анастасия
1 Пошла на журфак, так как была склонна к гуманитарным наукам. Сотрудничала в 11 классе с парой газет и чувствовала себя журналистом, еще не поступив. Ожидала личной и профессиональной реализации, хотела писать о культурных событиях.
2 Опыт работы только на практике от факультета. Эхо, Россия, НТВ
3 Довольно скоро стало понятно, что журналистика – не мое. Упор практической работы делался на репортажную, очень оперативную работу. Мой темперамент и «тонкая душевная организация» просили более спокойной обстановки. Поэтому практика давалась тяжело, надо было быть быстрым, смелым и умелым, а мне нужно время для моих текстов, мыслей. Бытовая тематика сюжетов разочаровывала. В свете таких несовпадений мечты о работе журналистом сменились очень тревожными предчувствиями хронической неустроенности.
4 Я работала в коммуникациях – реклама, маркетинг, брендинг. Сейчас в декрете.


Виктор
1 Честно говоря, родители и преподаватель по русскому убедили, что я круто пишу сочинения. И мне это действительно нравилось, так как я получал за это более или менее твердые четверки.
2 Да, я работал на ТВ на 5 канале и затем в газете «Ведомости».
3 Не нравилось то, чем занимаюсь, и мало платили. Интересно было ходить на всяческие мероприятия, но проблема в том, что потом надо было что-то писать на эту тему. На ТВ же в то время существовала навязчивая пропаганда деятельности Валентины Матвиенко. Меня это тоже не устраивало.
4 Сейчас занимаюсь финансами. Это похоже на игру в стратегию на компьютере. Но платят намного лучше, чем в журналистике.


Ольга
1 На тот момент мне казалось, что в отличие от других, излишне академичных факультетов СПбГУ, факультет журналистики предоставит возможность не только получить необходимые знания, но и активно погрузиться в профессию. К тому же в 17 лет многих одолевают романтические настроения – и мне казалось, что эта профессия позволит изменить мир, узнать много нового, будет способствовать общению с невероятно интересными людьми.
2 Во время обучения на факультете проходила стажировку на радио, телевидении, в печатном СМИ. После окончания около двух лет писала для ряда интернет-изданий и журналов. В общем, пыталась посмотреть на профессию со всех сторон.
3 Самое интересное, что мой опыт летних стажировок в каждом из СМИ был успешным: мне везде предлагали сотрудничество на постоянной основе. Однако я отказывалась, ссылаясь на насыщенный учебный график. Думаю, причина была глубже: я просто не хотела остаться в этой профессии всерьез и надолго, что-то в ней меня настораживало. Можно сказать, что существует целый комплекс причин, почему я перестала заниматься журналистикой.
Наверное, наш выпуск середины 2000-х пришелся на очень нестабильное время: мы сдавали вступительные экзамены в одной стране с определенными принципами журналистской этики и мастерства, а выпускались в другой. Сейчас, как будущий юрист, я прекрасно понимаю необходимость адекватного ограничения свободы слова для защиты определенных прав и интересов, каким бы ужасным на первый взгляд это ни казалось. Но тогда контраст был очень ярким, а разочарование слишком сильным.
Это было время заката привычных СМИ, расцвета глянца и появления первых интернет-изданий. Нужно было немного подождать, чтобы найти свою нишу и достичь успеха. Мне кажется, у нынешних студентов гораздо больше возможностей для реализации своих талантов – они живут в совершенно другом мире блогов, инстаграма и твиттера, им не обязательно «продавать» свои способности какому-то СМИ. А у нас даже LiveJournal был в новинку. Коммуникативные технологии изменились за последние десять лет самым кардинальным образом – как выпускницу кафедры теории коммуникации меня это радует, но для меня этот момент уже упущен.
Думаю, есть также определенные субъективные причины. Мне нравится все заранее планировать, предусматривать риски, держать ситуацию под контролем – в журналистике это совершенно невозможно. Поэтому я и попала в юридический бизнес, где к этому можно хотя бы стремиться.
4 Сейчас я отвечаю за маркетинг и связи с общественностью в санкт-петербургском представительстве одной из крупнейших международных юридических компаний. Не могу сказать, что моя работа связана в первую очередь с media relations – скорее наоборот. Такова специфика бизнеса, для которого конфиденциальность проектов и репутация важнее частого мелькания в СМИ. Я занимаюсь скорее развитием отношений с клиентами компании и бизнес-сообществом в целом. Параллельно получаю второе высшее образование на юридическом факультете СПбГУ.



Павел
1 Пошел на журфак, потому что в 16 лет эта профессия казалась интересной.
2 Опыт работы в СМИ практически исчерпывается летней практикой, случайными материалами и фотографиями для заработка.
3 Я никогда и не искал всерьез журналистской работы, поэтому не могу говорить, что разочаровался в журналистике. Тому нет четкой причины, просто мне не хотелось быть журналистом к концу пятого курса, и я сразу пошел работать пиарщиком в Яндекс. Это было что-то более-менее актуальное и интересное.
4 Работаю менеджером по продаже строительных материалов.



Сергей
1 Поступал на три факультета, где экзамены были абсолютно одинаковыми. В итоге, провалив первые два, попал на журналистику. Пошел с намерением на следующий год перепоступить туда, куда и вправду тянуло. Но потом было сложно отказаться от компании друзей, которая сформировалась на журфаке. Да и интерес к другому факультету остыл. Плюс учеба, честно говоря, не обременяла.
2 Проходил практику в газетах, на ТВ и радио. Везде продолжал сотрудничать, однако со временем прекращал.
3 На тот момент понимал, что это не моя работа. Сейчас осознаю, что, возможно, у меня отсутствовал взгляд на перспективу. Тогда существовал устойчивый расклад СМИ с разделением на традиционные жанры, а также с очевидной принадлежностью к различным зонам/сферам влияния, в первую очередь политического. Журналистика, независимая от шаблонов и обращенная к актуальным интересам молодых людей, без глянца или же архаики, по сути только зарождалась, ограничиваясь парой-тройкой СМИ. Вместе с развитием интернет-технологий она массово заявила о себе позже, года через два-три. Но к тому времени я уже занимался другими вещами.



Ян
1 С детства во мне проявлялись, как это принято называть, гуманитарные способности. Поэтому выбор делался между филфаком и журфаком. Поскольку я не понимал, кем я смогу работать после филологического факультета (быть преподавателем русского и литературы не хотелось), то остановился на втором варианте.
2 Во время обучения я сотрудничал с одним уже почившим в бозе изданием о туристических возможностях Петербурга. Писал имиджевые и рекламные интервью. Также публиковался в «Невском времени». После получения диплома сотрудничал с «СПб ведомостями», «Вашим тайным советником», «Фонтанкой.ру».
3 Перестал полноценно заниматься журналистикой по причине начала работы в должности руководителя пресс-службы культурного учреждения. При этом журналистской нагрузки как таковой (написание, вычитка и редактирование текстов и пр.) у меня стало даже больше.
4 См. предыдущий пункт.


В дополнение к этим ответам выпускники в целом критически отзывались об уровне знаний, получаемых в то время на журфаке. Отмечали, что на первых курсах сама теория журналистики преподавалась, по сути, по советским, далеким от реальной жизни лекалам. «В целом суть, назначение, роль журналистики, возможно, и доносились до студентов, но адекватного восприятия у них не встречали», – отмечают сегодня выпускники, сожалея, что действующих практиков среди преподавателей профессиональных дисциплин было немного. Однако с признательностью они говорят о преподавании литературы. Многие вспоминают ее как «единственный предмет, который что-то дал за время обучения».

Благодарим всех принявших участие в нашем опросе!.

Алла РЕПИНА