Как журналисты и редакции находят друг друга? Мы попросили коллегу, побывавшего с двух сторон баррикад, поделиться своим опытом. Будучи редактором петербургского выпуска газеты «Жизнь» и заместителем редактора газеты «Невское время», она имела счастье заниматься поиском сотрудников, в том числе, и пришедших «по объявлению». С другой стороны, в последние несколько лет приобрела богатый опыт исследований вакансий, рассылки резюме и походов на собеседования. Своими размышлениями на тему трудоустройства журналистов делится Ирина Васильевна Ляхова.

Маленький заводик

Лет 20 назад один известный российский медиаменеджер наставлял нас, редакторов его многочисленных изданий, так: «Газета – это маленький заводик, а не клуб по интересам». Кадровый вопрос решался у него просто: мы в газете нерегулярно публиковали объявления по набору корреспондентов, откликнуться на которые мог любой желающий буквально с улицы. С кандидатами не церемонились, им предлагалось сходу придумать пять-шесть интересных тем и затем хотя бы парочку из них реализовать. Созданные таким способом тексты безбожно правились, в итоге от оригинала иногда оставалась только фамилия автора.

Новобранцы учились на своих ошибках, путая фамилии, перевирая факты, названия улиц, учреждений и должностей. Выживали только прирожденные репортеры, способные в поисках нужной информации «копать отсюда и до обеда» с упорством, достойным восхищения – не больше одного-двух из 40-50 претендентов. Остальные исчезали в том же неизвестном направлении, из которого появились в редакции, оставляя на репутации издания несмываемые черные пятна, которые сильно усложняли работу опытным журналистам, на которых и держалась газета. И как-то один из наших опытных корреспондентов, выслушав очередной отказ от ньюсмейкера и бросив в сердцах трубку телефона, изрек, как бы сейчас сказали, мем: «Наберут по объявлению!» С тех пор это выражение стало своеобразным эвфемизмом, обозначающим крайнюю степень профнепригодности.

Сегодня любое агентство по подбору персонала на запрос «журналист» выдаст от 20 до 50 активных вакансий, подавляющее большинство которых к СМИ никакого отношения не имеют. Искать сотрудника с помощью агентств и объявлений о работе ни сейчас, ни 20 лет назад, ни даже в советские времена в редакциях газет, журналов, радио и тем более ТВ было не принято. Подбор творческой части сотрудников СМИ – дело специфическое и редкий (читай, никто) кадровик с ним способен справиться. Будь газета хоть «маленьким заводиком», хоть гигантским, где корреспонденты порой не знают имен корректоров, верстальщиков или дежурных редакторов новостной ленты сайта, «клубом по интересам» она не перестает быть. В отделе кадров могут в лучшем случае сформировать портфель резюме для редактора, ищущего нового сотрудника, да проверить наличие у кандидата необходимых для официального оформления на работу документов, вроде паспорта гражданина РФ, военного билета, СНИЛС и ИНН.

Журналист «по объявлению»

Знаю по собственному опыту: поиск журналиста «по объявлению» – дело неблагодарное. Это все равно что с помощью решета искать золото на берегу Ладожского озера. Во-первых, требуется время, иногда все ваше рабочее, поскольку ежедневно к вам поступает до 10 новых резюме, где помимо общих (и весьма впечатляющих) сведений об опыте работы есть еще и портфолио работ кандидата, с которыми в идеале желательно хотя бы бегло ознакомиться. Сколько раз, перечитывая сведения о предыдущих местах работы очередного кандидата, я изумлялась: как же такого ценного работника отпустили на все четыре стороны? Закрадывались подозрения, что у человека либо вздорный характер, либо проблемы с исполнительской дисциплиной, либо он просто профнепригоден.

Но как же быть с портфолио? Его наличие, кстати, в последнее время работодатели указывают в качестве обязательного условия рассмотрения резюме. Отсекая тем самым наиболее опытных кандидатов, которые, как правило, бросают собирать свои статьи и тем более информационные заметки года через два-три. Многих соискателей сегодня спасает интернет, однако и он не всесилен: множество текстов, например, которые я уже как фрилансер написала на заказ, опубликованы либо в офлайн источниках, либо без авторства.

Как-то на заре своей журналистской карьеры я пришла на собеседование к редактору крупной заводской газеты (как тогда говорили многотиражки), выходившей три раза в неделю на восьми полосах формата А3. На любовно собранную мною папочку газетных вырезок мой будущий работодатель не обратил внимания и читать их отказался, объяснив, что очень может быть все лучшее в них – заслуга редактора, правившего текст. Чтобы принять решение брать меня на работу или не стоит, мой новый редактор просто позвонила моему старому редактору.

Этой истории около 30 лет, но и сегодня многие редакторы нет-нет да и поинтересуются друг у друга, стоит ли принимать на работу того или иного журналиста. Собственно, любое крупное СМИ в итоге связывает себя узами трудового договора с сотрудником, которого порекомендовали коллеги. Даже если вакансия опубликована на сайте агентства (иногда это делается, дабы соблюсти требования учредителя), соискателю не стоит обольщаться: в 9 из 10 случаев на работу возьмут журналиста по рекомендации друзей, знакомых, знакомых друзей или друзей знакомых.

Убить двух зайцев

Конечно, можно дать соискателю задание и назначить сроки его исполнения. Здесь уже соискателю предоставляется возможность убить двух зайцев. Дело в том, что редактор, как правило, просить написать о чем-то малозначительном, подо что место на полосе (если речь идет о газете, например) не предусмотрено. Ежедневно на редакционную почту валятся десятки пресс-релизов и приглашений на различные мероприятия, из которых в лучшем случае за несколько минут формируется рубрика «короткой строкой», а в худшем – все эти письма оказываются в корзине. Именно оттуда, из редакционной мусорной корзины, и получит задание соискатель. Найдете интересный поворот темы, разговорите любопытного спикера или, не дай бог, откопаете какой-нибудь скандал, считайте, что работа у вас в кармане. Увы, чаще всего соискатель либо просто исчезает, не утруждая себя выполнением задания, либо приносит (иногда спустя пару дней, когда новость уже безнадежно устарела) переписанный своими словами пресс-релиз. И тут даже если стилистике заметки позавидовали бы Чехов или Бунин, она отправится в корзину вместе с резюме соискателя.

Есть и более простой тест: редактор предлагает кандидату набросать список тем. Убивается сразу два зайца: во-первых, можно быстро понять, насколько журналист знаком с проблематикой, спикерами, следит за новостями, во-вторых, оценить его способности к ежедневному и еженедельному планированию, без которого, увы, не обходится ни одно СМИ. К сожалению, большинство кандидатов именно на этом тесте и «срезаются», предлагая, например, поверхностные темы (типа «как в городе обстоят дела со спортивными секциями/детсадами/столовыми»), либо уже опубликованными и не раз в других изданиях, либо вообще демонстрируя полное непонимание того, что такое тема статьи/заметки и зачем она нужна редактору. Попутно часто выясняется, что кандидат мало знаком с изданием, в котором он хочет работать.

Кстати, сегодня многие работодатели предлагают соискателям вместе с резюме присылать мини-эссе под названием «Почему я хочу работать именно в этой компании». Возможно, я ошибаюсь, но подобные тесты – путь в никуда. В лучшем случае, так можно оценить, насколько гибок журналист, насколько способен с воодушевлением писать на любые ,даже малознакомые темы. Проблема в том, что хороший журналист (а ведь работодатель ищет именно такого?) и корпоративный дух не всегда тождественны. Многие из моих вполне известных коллег на чем свет ругают свои СМИ и – особо – их руководство, но при этом создают настоящие шедевры, которыми эти СМИ гордятся и за которые их ценит читатель, слушатель, зритель.

Подмена понятий

Вообще, перейдя в разряд соискателей, я обнаружила неприятную тенденцию: большинство тех, кто размещает вакансии «журналист» или «редактор», плохо себе представляют суть этих профессий. Даже СМИ сегодня подвержены тенденции подмены понятий. Вслед за секретаршами, которые превратились в офис-менеджеров, и уборщицами, которые норовят именовать себя менеджерами по клинингу, в интернет-изданиях «редактором ленты новостей» теперь называют человека, которому даже профильное образование не требуется, поскольку его задача – мониторить новостные поисковики и рерайтить. Еще хуже обстоят дела в компаниях, далеких от издательской сферы. Однажды после внимательного изучения требований к кандидату на должность «редактор» я пришла к выводу, что работодатель решил, будто профессия эта произошла от английского «Word» и подразумевает выполнение тех же функций, что и одноименный текстовый редактор: набор текста с исправлением стилистических и орфографических ошибок.

Создается впечатление, что о существовании профессии «корректор» многие уже или забыли (причем даже в СМИ), или вообще никогда не знали.

Еще больше удивляют требования к соискателям на вакансию «журналист», которые уже давно стали общим местом: «умение писать новости – из первоисточников и по готовым новостям, умение писать статьи, брать интервью» и, наконец, «умение грамотно излагать мысли». Это все равно, как если бы работодатель искал грузчика, умеющего переносить предметы с места на место, или стоматолога, знающего, как включается бормашина и где находятся зубы.

Непонимание сути профессии журналиста и ее специализаций в наше время накладывается еще и на желание сэкономить. Отсюда требование «идеальной грамотности», которой не существует в природе, когда речь заходит о том, кто создает контент – даже у классиков русской литературы в черновиках есть ошибки. Отсюда желание заполучить специалиста, который будет и инфоповоды находить, и интервью брать, и фотографировать, и редактировать, и соцсети вести и еще «немножко шить», то есть привлекать в издание рекламодателей.

Безусловно, такие многостаночники есть и называются они сегодня модным словом «блогер». Он может иметь журналистское образование, хотя оно в данном случае особой роли не играет, у него даже возможен опыт работы в СМИ, но блогер – это несколько иная сфера деятельности, иной, если хотите, набор профессиональных навыков и инструментов. При этом нужно понимать, что такой «многостаночник» имеет те же недостатки, что и любой многофункциональный гаджет эконом-класса: он всегда будет хуже фотоаппарата, компьютера, телевизора, аудиоплеера и диктофона, взятых отдельно. Журналист, одновременно снимающий и пишущий о событии, всегда будет проигрывать фотокорреспонденту и корреспонденту как минимум в оперативности. И, конечно, не следует ждать, что его тексты будут претендовать на «Золотое перо», а фотографии – на победу в World Press Photo.

Еще одна вариация на тему – распространенная нынче вакансия «копирайтер». Некоторые работодатели уверены, что название этой профессии происходит от слова «копировать», то есть переписывать чужое своими словами. Остальные понимают, что речь идет об авторе оригинального контента. Но, похоже, почти никто не осознает, что «копирайтер» – это создатель рекламных или презентационных статей, то есть тех самых «продающихся» текстов, о которых грезит каждый второй работодатель.

Хороший блогер, хороший копирайтер, как и хороший журналист – специалисты «штучные», дорогостоящие и, к сожалению, для большинства работодателей самодостаточные. Не всякому они по карману, да и большинству просто не нужны. Глупо искать Рембрандта, чтобы покрасить забор, пусть даже очень красивый.