Главный редактор интернет-газеты «Бумага» Кирилл Артеменко рассказал SPBSJ.ru о том, какие навыки должен иметь сотрудник нового медиа, как попасть в «Бумагу» на стажировку, какова редакционная мантра и почему журналистику не надо считать «творческой профессией».

Стажировки

В «Бумаге» есть стажерская программа. Человек, который хочет пройти стажировку, пишет письмо мне или нашему шеф-редактору Татьяне Ивановой, которая отвечает за стажерскую программу. Если у нас есть место и человек кажется адекватным – приглашаем к нам на практику. Мы ограничили стажировку месяцем, потому что нам кажется неправильным устраивать «рабский труд» многомесячный. При этом стажировка делится на недельные отрезки. Первую неделю, например, стажер помогает с расшифровками, собирает информацию и, если справляется, переходит на следующий уровень. Если человек проходит всю стажировку и показывает приличный результат, дальше мы работаем с ним как с внештатником и оплачиваем ему тексты.

Раньше мы брали в стажерскую программу много людей, сейчас – мало. Летом берем больше, но в среднем примерно 2 человека в месяц, иначе невозможно уследить за всеми и дать им нормальную обратную связь.

Вакансии

«Бумага» сейчас не очень маленькая, но и не очень большая структура. У нас в команде 17 человек, из них 8-9 – это редакция, остальные – отдел мероприятий, отдел спецпроектов и так далее.

Иногда мы расширяемся, например, за последний год наняли троих: двоих в редакцию и одного в отдел спецпроектов. Наша самая главная специфика – очень маленькая текучка. За пять лет из команды ушло 5 человек. Остальные – все с нами. Поэтому нам важно, чтобы человек приходил к нам с желанием работать годами. Мы готовы учить человека, тратить на него много времени, главное, чтобы подходил по психотипу и был с нами «на одной волне» – точнее сказать не могу. Когда говоришь с человеком на одном языке, когда он живет в том же медийном мире, читает те же издания, знает английский, примерно ориентируется в медиа России и за рубежом. Важно, чтобы у него была какая-то школа, с точки зрения определения достоверности-недостоверности источников информации, понимание, чему верить, а чему нет, умение делать факт-чекинг – такие азы. Необходимая вещь – писать новости. Мы еще ни разу не открывали вакансию на руководящую позицию. Как в большинстве маленьких редакций, на руководящие посты люди вырастают внутри. Поэтому мы ищем новостников, которые делают очень много и одновременно, что, с одной стороны, тяжело, с другой – дает возможность многому научиться. Новостник должен уметь писать новости в интернете, и, как ни странно, очень мало людей это умеет. Это поразительно, потому что это самая базовая вещь, как грамотность.

Нам, да и в целом новым медиа, нужны люди, которые читали книжку Александра Амзина «Новостная интернет-журналистика», имеют опыт написания новостей, понимают, как работают заголовки в соцсетях, знают, как работает поисковый трафик, понимают, как устроены читатели.

Отбор

В силу того состояния, в каком находится рынок, мы избегаем публиковать вакансии: потом просто не сможешь их обработать. Когда мы открываем вакансию, я считаю необходимым, особенно если человек сделал тестовое задание, ответить всем. Это съедает много времени. Последние 2 вакансии, например, я публиковал в Фейсбуке на личной странице и получил на каждую 60-70 заявок. Если мы на паблике «Бумаги» опубликуем, у нас там 63 тысячи подписчиков, или на сайте, который читает полмиллиона человек в месяц, то вакансий было бы слишком много, и мы не смогли бы их обработать.

У нас процесс отбора. Первый этап – просим написать о себе и своем опыте и приложить один текст, который вы считаете удачным. Второй этап – просим сделать тестовое задание. Третий этап – собеседование. Обычно до него доходит человек 6-7, мы с ними встречаемся (если человек не из Питера, то по скайпу созваниваемся), а потом уже принимаем решение, учитывая кучу разных факторов.

Отмечу, что вакансия вакансии рознь. С журналистами так, зато, когда мы искали разработчика, публиковали вакансию везде. Потому что в случае журналистов, они ищут работу, а в случае разработчиков – компании соревнуются, чтобы предложить разработчику лучшие условия. Сейчас не просто найти хорошего разработчика, даже если ты не маленькое медиа в Петербурге, а большая международная компания.

Мантра

Еще одна вещь, которая для рас очень важна – это наша редакционная мантра, которую мы повторяем каждый день на каждой планерке. Мы глубоко убеждены, что люди, которые нас читают, в среднем умнее нас. И это достаточно очевидная, но нетрадиционная точка зрения для журналистов не только в Санкт-Петербурге и России, но и за рубежом. Потому что журналисты привыкли смотреть на всех свысока: «Они там что-то в комментариях пишут, а мы им свет правды льем». Это все не так. Мы пытаемся не допускать высокомерия по отношению к читателям. Я очень резко реагирую, когда вижу, что у кого-то из наших сотрудников оно проявляется. Ведь самое ценное, что у нас есть, это наши читатели, без них нашего бизнеса не существовало бы. И мы эту вещь стараемся прививать и отфильтровываем людей, которые приходят с таким видом: «Вот я все знаю лучше всех, и мы сейчас этих дураков чем-то там кормить будем».

Еще важно, чтобы человек, который хочет работать в новых медиа, понимал, как устроено медиапотребление сейчас, каким способом можно рассказывать истории в интернете. Допустим, есть тема, про которую можно написать 10 тысяч знаков, с метафорами, шутками, прибаутками, а можно сделать картинку в простом сервисе инфографики, и все ей человеку рассказать. Надо, чтобы он понимал, что нужно сделать инфографику, а не пытался делать то, что хочется ему, в отличие от того, что нужно читателю.

Нативная реклама

У нас есть отдел нативной рекламы. Мы не разрушаем стену между рекламным отделом и редакцией. Кстати, у нас нет заказных материалов, джинсы, мы считаем, что это разрушает нормальные медийный бизнес. Тем не менее, сотрудников, которые занимаются написанием партнерских материалов, брендированных историй, мы интегрировали в редакцию. Потому что мы хотим, чтобы эти материалы были так же интересны читателям, как и те, что мы просто так делаем. А это возможно, только если мы работаем по единому стандарту. Например, сотрудник должен делать в первую очередь партнерский материал, но если он сейчас свободен, то выполняет редакционную задачу. Иногда наоборот, партнерские материалы делает кто-то из редакции, конечно, если материал принципиально отстроен от рекламодателя. Например, я лично писал в августе историю про серфинг в Санкт-Петербурге. Я увлекаюсь серфингом и было логично, чтобы я его и написал. Рекламодатель там присутствовал только в формате логотипа и анонса поддерживаемого им фестиваля. Текст прочитало 15 тысяч человек, что очень неплохо для партнерских материалов. И все довольны, включая меня, так как на любимую тему написал. Так что, если вы нормальный журналист, вы можете реализоваться как автор нативной рекламы, которая совсем не противная, если она делается на здоровой этической основе.

Образование

Мне кажется, это нормально, что в вузах не дают прикладных практических навыков. И это не только в журналистике, но и во многих других специальностях. Вуз не может отследить быстро меняющийся профессиональный ландшафт. Вуз должен давать базу и правильные этические установки. Я своим образованием на журфаке (СПбГУ) абсолютно доволен. Я считаю, что журфак – хорошее место, чтобы получить базовые знания про профессию, узнать ряд довольно интересных вещей, которые, кстати, вы нигде больше не узнаете. Правда, пока учитесь на журфаке, вы их не цените… Например, историю журналистики я стал ценить и перечитывать через несколько лет после выпуска. При этом журфак, когда я учился (и сейчас тоже, насколько мне известно), оставляет довольно много свободного времени студентам, чтобы чем-то еще заниматься. Можно пьянствовать, а можно работать. А можно одновременно, одно другое не исключает. И это важная штука. Если вы идете на какой-то сложный академический факультет заниматься наукой, у вас вряд ли останется время на работу. И вы вряд ли сможете получить дополнительные навыки.

KPI

Я ненавижу отношение к журналистике как к какой-то творческой профессии, когда человек сидит и что-то пишет. Это фабрика, это конвейер, это производство. Интернет-редакция сейчас очень близка с точки зрения корпоративной культуры к IT. Специфика творческой профессии проявляется только в том, что людей сложно загонять в жесткий KPI. Я перепробовал разные подходы и понял, что этого не нужно делать. Система «ты должен сделать 10, 15, неважно сколько, новостей в день» – идиотская, и она не работает. Все превращается в потогонку, и повестка дня получается искаженной. Человек сидит и перед ним горит цифра 15! А нет 15 внятных новостей, и люди начинают писать новости про ерунду. Это тонкая вещь, но я считаю, что творческая составляющая проявляется именно в том, что не нужно все превращать исключительно в арифметику. В остальном же это – ремесленная профессия, связанная с достаточно простыми навыками. Нужно просто какое-то время поработать и чему-то научиться.